Черта

Стою у Черты.

И вроде как ни черта не могу с этим поделать. И вроде толком не понимаю уже ни черта. Не верю ни во что и верю во всё сразу. Не жду ничего и жду всего и сразу.

Запуталась.

И… Хочется всем сказать: «Я – не я и Черта – не моя!»

Завтра – опять на работу. Опять в автобус – плечом к плечу, жопа к жопе до Светланской. Восемь рублей в жесткую руку водителя. Выскочить так, чтобы асфальт пошел трещинами под каблуками, и рвануть по улице. Катя говорит, что в последние дни за мной не угнаться… Ещё бы, Катя… Угонишься за человеком, как же, когда Идея, а не мышцы ногами заправляют…

А ещё… Как сказать ей, что я вообще не бегу. Стою я. У Черты стою.

Я вся стою у Черты уже какое-то время. Наблюдаю краем глаза, как какие-то незнакомые кусочки меня ещё подтягиваются к месту сбора… Ни разу их до этого не видела… Где они шарахались всю мою жизнь?

Да, хожу на работу, домой, в кино, в театры… Но и одновременно – не двигаюсь с места. Потому что Черта  подолзла-таки к концу года до моих ног и уперлась в пальцы. Или я до неё радостно добежала, исправно пуская всю мои жизнь стрелы исключительно в небо

И вот мы уперлись вдруг в друга в месте, которое никто никогда не увидят.

Самое важное, самое страшное время – это время «ЧЕ»… Время перемены. Личное моё время. Сообразили мы его на троих: Я, Мечта моя и Черта моя. И среди нас, человек – только я одна. Те двое – не люди. Они не понима-ют, чего я «медлю»… Им меня не жалко. Руку не подадут, бля… Объяснить – нет, больше они мне ничего не объяснят.. Они просто – вот… Стоят, висят, не существует и одновременно ЕСТЬ. Ещё как ЕСТЬ… Они ЕСТЬ до такой степени, что рядом с ними меня почти уже и НЕТ…

А я… Делай шаг, человек… Просто – сделай один шаг. Но… не могу. Чувствую цель – сердцем, а глазами – не вижу. А шагать-то ногами надо. А ноги сердцем я не чувствую, но вижу глазами… Транслировать одно в другое как?!

Нет… не знаю… Пока – не знаю. И вот поэтому до сих пор:

Темно. Стоим. Один на один. Я и Черта моя.

Я ли?

Или моя Мечта меня приперла  к этой Черте?

А если Мечту поменять на другую? Всего лишь ведь Мечта… Можно, наверное, поменять… Сил же уже нет никаких… Поменять Мечту на что-нибудь более осуществимое…

Нет… Не меняется Мечта… Никак. Да что ж такое?!

А Черта всё пялится в меня. Нос к носу уже. Пялится в меня Темнота Нового. Красноречиво так вылупилась… Но хоть кто-то понимал красноречие Темноты? А объяснять она не будет.

И обе мы молчим.

Черта молчит, потому что она самодостаточна. Достаточно уже того, что она – вот она вся как есть. Чего говорить-то ещё?

А я молчу… Потому что с самого начала решила для себя, что, когда придет время, умирать я буду МОЛЧА. Так, на мой взгляд, подобает вести себя человеку, который умирает ради Нового в своей жизни, ради следующего Шага. Стоя прямо и глядя в глаза своему убийце. И глазами молча благодаря его за это. Глазами нового себя. Того, кому ещё только предстоит БЫТЬ.

Вот, что такое смерть. Вот как она происходит. Умирая, мы ПРОСЫПАЕМСЯ.

То, что я стою у Черты умирая, – бесспорно. Я надеюсь на эту бесспорность, как на мой единственный шанс дотянуться до своей звезды (нельзя было, блин, звезду пониже выбрать, что ли?)

Все карты – на столе. Карманы – вывернуты. Бронежилеты и доспехи – в углу. Вот она я вся. Стою у Черты и умираю в очередной попытке ПРОСНУТЬСЯ и СДЕЛАТЬ свой ШАГ.

И… Знаете, чего хочет человек, умирающий стоя ради нового себя? Чтобы первым в новой жизни его новую руку пожал старый друг…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.