Здесь умирают

Дела, дела. Проекты. Жить, жить. Город, люди, ветер, шум, солнце, дожди, цифры, новости, день, ночь, разнообразие. Жизнь, жизнь, жизнь… Нон-стоп. Каждую минуту — новые впечатления. Интересно. Я живу. Нет, не я живу. Я здесь больше не живу. У меня не получилось. Я ушла. Теперь не-я…

Контактирую с людьми, ищу работу. Знаю – роль женщины до сих пор не сыграна мной. Не грустно. Знаю – не желаю больше так жить. Знаю.

Знаю – не хочу делать то, что делаю. Ничего из того, что делаю, я делать не хочу. Знаю – не хочу больше ходить на работу. Знаю…

Знаю.

Но делаю вид, что не знаю. Впервые в жизни вру себе честно глядя себе же в глаза. Упрямо заставляю себя имитировать жизнь человеческую. Как же! Не хочу быть экономистом, значит – я хочу быть дизайнером! Конечно, потому что я умею рисовать.

Изучаю простую логику. И внедряю её в свою жизнь. Если четыре угла – значит квадрат – значит кубик – значит не покатиться. Просто. Если рисую – значит дизайнер – значит меняем работу – значит хожу на собеседования.

А… правда…

Правда. Хотите знать правду?

Тоже простая. Я таскаюсь в теле человека в лабиринте без выхода. Здесь умирают. Это всем известно. Я не встречала людей, которые хотели бы задуматься об этом. Но здесь действительно умирают.

И экономисты, и дизайнеры. И те, кто один раз задумался над тем, что здесь умирают. И те, кто никогда над этим не задумывался. Умирают здесь все.

Здесь всегда молчат о самом вопиющем. Здесь всегда говорят «о погоде». Самое интересное для меня зрелище, это глаза человека, когда он видит смерть другого человека. Вопрос в глазах. Вопросик… Да. Вот, правда. Тогда – верю.

Ещё верю себе, когда чувствую, что хочу сказать своей жизни: «Стоп». Стоп. Хватит. Прекратить ложь. Господи… создать среду обитания, которая теперь жрет своих обитателей. Только рабы могли создать такую среду. Только слуги в душе могли сотворить себе Бога -Господина. Век за веком отрезать себе путь к своему бессмертию.

Господи… Я не хочу умирать. И я не хочу здесь жить. Жить здесь – это просто гнать кислород по венам. Ты же знаешь… как здесь убивают душу… Ты же знаешь…

Сколько нашлось бы умников, которые поставили бы мне диагноз (и не один), прочитав это всё. Не помнящих свои сны, не умеющих петь, слагать стихи, производить в уме тригонометрические вычисления, не владеющих телекинезом, телепортацией, гипнозом, левирацией, ясновиденьем… Придатки калькулятора.

Где у каждого из них душа?

Зачем мы продолжаем рожать на свет детей? Тащить их в пять лет в подготовительную группу детского сада… Править им разум, программировать им мозги программой умирания в комфортных условиях… Меня тошнит, когда впечатления о детях похожи на что-то вроде: «ну надо же, он так себя ведет, как будто что-то понимает, эта кроха!» Твою мать… заведите себе собачку. Она тоже будет так же как будто что-то понимать, хотя будет не в зуб ногой в экономике и ценах на квартиры.

Люди…

Люди на блюде.

И больше мы никто. Хоть ты задницу в элитном спортивном клубе накачай, хоть сдохни от голода на помойке… Всё равно – на блюде мы.

А самое страшное, что видят это единицы, а спасти надо всех. Это самое страшное. Каждый сам за себя. Как это не правильно, кто бы знал… Но забыли, не знают и знать не хотят. Ни черта не видят.

Ладно. С меня хватит. Я тоже с ними отныне. Тоже типа «не вижу». Судьбу вот свою «устраиваю»… Мирюсь с тем, что меня кушают.

Просто никто не знает и не понимает, что это такое: не мочь найти свой ДОМ, но знать, с самого начала знать, что он где-то есть. И вместо помощи каждый раз выслушивать новую версию того, чем мне лечиться от «этого».

Жить здесь – это… противоестественно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.