Simbiosis. Глава 10.

Рука, на которую вот уже минут десять опиралось всё тело, начала потихоньку затекать, но менять позу до сих пор совсем не хотелось. Было так удобно, чуть приподняв голову, подперев щёку кулаком и перекатившись на бок, рассматривать залитое солнцем лицо напротив. Обрисовывать его идеальные линии сонным взглядом, вести им от кончика тревожно изломленной брови по линии чуть дрожащих ресниц к переносице и дальше, по прямой носа, к вздернутому изгибу губ… Думать: «Как хорошо, что ты не знаешь, до какой степени я терпеть не могу целовать чей-то рот…»

Ино скользнул свободной рукой к выбившейся из сплошной чёрной волны длинной лоснящейся солнечным бликом пряде, огибающей кремово-белый шелк наволочки.

Осторожно смял подушечками пальцев… Мягкая… Нежная, шелковистая и… живая… Как и всё в НЁМ. Как его, подёрнутые пеленой наслаждения синие глаза. Как раскрывающиеся в предтечи так старательно сдерживаемого стона губы…

Пальцы внезапно дрогнули, разжимаясь бесконтрольным нарочито-брезгливым жестом, отбрасывая  прядь, словно их застали за каким-то непотребным занятием и теперь нужно срочно сделать вид, что… не было ничего, ничего не было…

Ино невесело ухмыльнулся. Ещё миг и он бы прижался к этому клочку волос губами, честное слово…

«Господин Консул, вам не кажется, что вы помешались?»

Эта мысль посещала его всё чаще. Особенно любила она приходить после вот таких вот ночей… Когда так грубо нарушались все установленные им правила игры. И кем?..

Им же.

Да, он хотел, он сделал так, чтобы этот психрофил чёртов оказался не в состоянии выйти из машины! Он и оказался, хотя крепился до последнего. Ну так какого же хрена, ему понадобилось ещё и падать под него и так трогательно-беспомощно подставлять под его рот СВОИ губы?

И ещё это «Продолжай…»… Можно подумать, что не продолжил бы без этого унизительно-молящего стона! Неужели до такой степени у самого снесло крышу от собственной стратегической выходки в кабинете? До такой степени, что растёкся под ним лужицей…

«Не по плану, господин Консул. Не по плану. По плану надо было падать НА, а не ПОД. И ни о чём не просить… Как бы не хотелось»

Ну да. Надо было бы. Впадать в зависимость не допустимо. Для него. Это всё равно, что проиграть. А его пять лет учили тому, как не проигрывать. А до этого ещё лет семь объясняли, почему проигрывать недопустимо…

Ино поморщился, отводя взгляд от лица спящего Аэна (спящего ли?). Даже теперь, спустя такое большое количество времени воспоминание об этих «уроках» пронзало всё внутри требовательно-острой иглой боли. Просто воспоминание. Бледная сто тридцать пятая копия с оригинала… Хотел ли он снова прочувствовать, что сделает с ним сам оригинал?

Нет. Одного раза достаточно.

Ему, помниться, тогда тоже было сначала очень хорошо. Почти так же бесконечно приятно, как отдаваться вчера вечером в тёмном салоне машины губам Аэна… Зато потом… Потом он узнал, что значит понятие «больно». Потом даже всерьез пытался сбежать от всего того, что заставляло его получать это знание. Потом Она во время поймала его, погладила по головке и объяснила две простые вещи – аксиомы его дальнейшего безболезненного бытия. Во-первых, сказала Она, будь всегда «НАД», не позволяй себе проигрывать. А во-вторых, не забывай, что с тобой будет, если позволишь быть «НАД» кому-нибудь другому.

Хорошие аксиомы. И, главное, их тогда восприняло не только сознание. Но и тело. Трогательная психосоматика теперь заставляла организм всякий раз ощетиниваться на любое, мало-мальски похожее на попытку «взять» его, прикосновение. А вот вчера она что-то впервые заткнулась, до такой степени потрясающе было хорошо…

Нет, он, конечно, во время опомнился. Но… лучше бы не забывался. Тогда сейчас ему не было бы так отвратительно гадко от осознания своего проигрыша. А проигрыш был очевиден. Он ведь хотел выдрать доказательство зависимости из Аэна, а в итоге тот выдрал это доказательство из него. Уложил на лопатки во всех смыслах…

И что же теперь?

А теперь он лежит тут рядом с ним и умилительно пялится в его неподвижную физиономию, чувствуя как тело уже предпринимает первые попытки расплыться лужицей ещё разок под этими спокойными губами.

Самое время сворачивать игру. Но… это будет так похоже на признание своего окончательного поражения. А ведь это не так. Ведь не так? Ведь он смог исправиться… Значит…

«Значит, продолжим…» — подумал Ино и, больше не колеблясь, накрыл тёплые губы спящего поцелуем.

Синие глаза распахнулись так широко, что стали видны бледно-розовые ободки верхних век. Ладони немедленно упёрлись в грудь.

Ино отстранился, улыбаясь:

— Разбудил?

Встречный взгляд тут же покрылся изморозью дежурного презрения:

— Нет.

— О чём-то думал?

— Думал. О том, что если так пойдет и дальше…

— Как «так»? Вот так?

И, не обращая внимания на молчаливый протест в напрягшемся под ним теле, Ино запустил одну руку в его чёрные пряди и поцеловал в губы ещё раз. Другая рука скользнула под покрывало, высекая кончиками пальцев судорогу внизу горячего живота.

Аэн вырвался.

— Ты знаешь который час? Половина первого.

— И?

— И у нас с тобой есть не больше сорока пяти минут на то, чтобы встать, привести себя в порядок, позавтракать, одеться и доехать до космопорта, где в два часа нас будет ждать твой любимый господин Каэно с соотечественниками. Так что слезь с меня.

Ого-го… какой тон… Кончик носа даже подмерзает. Сколько задавленной экспрессии… Неужели самого воротит от вчерашнего? Как же, так старательно корчить из себя недотрогу, чтобы потом самому бросаться на него…

— Ты забавный, когда сердишься и… Не хочу я с тебя слезать.

— Ино!

Чёрт… как приятно всё-таки смотреть в эти синие глаза, когда в них стоят, держась за ручки, раздражение и желание…

Рука под покрывалом стала наглеть.

В ответ на это «парочка» в синих глазах напротив сжала пальцы в общем замке ещё сильней. С остервенением.

— А может быть опять опоздаем, как тогда? — игриво прищурился Ино, легко кусая Аэна в укромное местечко под ухом, — Уверен, после вашего последнего сладострастного телефонного разговора с господином Каэно, он всё поймёт.

 — Вот именно. Только, после того как «он всё поймёт», катать его весь остаток дня по увеселительным заведениям, снимая нервное напряжение, будешь только ты. У меня на это времени не будет.

Пульс на шее учащается, но ни одного встречного телодвижения… Хм, хм… Сильно обиделся… И на что? На то, что ему пять часов подряд делали очень хорошо во всех местах, в каких только можно? Неблагодарный…

— Да не буду я его катать. Поступлю проще – сдам ему тебя в аренду на пару часиков, он и расслабится. Он тебя с того самого телефонного разговора хочет. Думаю, госпожа Си против не будет – отдашься ему в интересах дела… Как мне.

На этот раз ладони, до сих пор упирающиеся в его грудь, оттолкнули по-настоящему сильно. А в синие глаза можно было и не заглядывать – те же ладони… А быть может и кулаки.

Вот только голос не подвёл. Не сорвался со своих любимых ледяных интонаций:

— Боюсь, что даже «пары часиков» при всём моём уважении к господину Каэно сегодня выкроить не смогу. Так что, думаю, будет разумней не играть у луанцев на нервах, а то они не устоят перед искушением отыграться на переговорах. Мне на них не присутствовать, так что отрываться они будут на тебе. Хочешь повторения истории с Ураном?

Отстранившийся было Ино, после последней шпильки вынужден был окончательно выпрямиться, садясь прямо на его бёдра. Сознание царапнула язвительная мысль: «Гад… на больную мозоль… и ведь специально!».

  — И ещё… на случай, если ты всё ещё хочешь заняться со мной сексом прямо сейчас… Подумай о том, что терпение Системы не безгранично, и что если Она получит достаточное количество доказательств того, что наша с тобой связь вредит твоей профессиональной эффективности, не сомневайся – Она немедленно отзовёт акцепт на эту связь. Так что… в твоих интересах НЕ ОПАЗДЫВАТЬ в Космопорт.  Так же, если хочешь продолжать спать со мной, ты не должен повторять того, что сделал вчера в коридоре. Подобные выходки чреваты падением твоей харизмы в глазах некоторых партнёров, культура которых не приемлет гомосексуальных отношений, а так же прилюдных совместных действий сексуального характера. Считай это всё дружеским советом и… слезь, наконец, с меня.

Ну… Что называется, без комментариев… Хотя очень хочется пару раз одобрительно хлопнуть ладонью о ладонь.

«Браво, господин Советник… Зубки у вас что надо… Даже более, чем… Пожалуй, я в другой раз сильно подумаю, прежде чем захочу пощекотать ваши нервишки…»

Ино не мог сейчас точно сказать, взбесили ли его слова Аэна, или же напротив, позабавили. Но не оставили равнодушным – точно. Особенно эта фраза: «Если хочешь продолжать со мной спать, ты не должен…».

Угроза… или манипуляция?

Если угроза, он её легко проигнорирует. Лишний раз даст понять своему не в меру обидчивому любовнику, что его махания кулаками – действие по природе свой изначально ничтожное (маши не маши, а раз Система сказала трахаться, будешь трахаться).

А если манипуляция… Что ж… Тогда Аэн сильно пожалеет о своих словах. Ведь тоже самое он может сказать и ему. Мол, если ТЫ хочешь, чтобы я хотел продолжать с тобой спать, то…

В любом случае, спасибо, господин Советник, за удар под дых (в смысле, за упоминание о фиаско с Ураном), а так же за плевок в лицо (в смысле, за милую ненавязчивую попытку манипуляции). Ни то, ни другое без ответа не останется. И ничего личного… просто его приучили давать сдачи.

И он даст… позже.

А пока придётся всё-таки слезть с этих горячих крепких бёдер, хотя заднице так приятно упираться в не такой уж расслабленный член (нет, нужно быть ненормальным, чтобы отталкивать и хотеть одновременно!)…

И Консул соскочил с кровати, чмокнув Аэна в сжатые губы:

— Хорошо, уговорил. Тогда я в душ. А ты, будь лапкой, созвонись пока я буду «приводить себя в порядок» с кухней. Пусть подают завтрак сюда. А если созвонишься ещё и с гардеробной, с сервисной и с шофером, то я тебя за это ещё раз чмокну.

— Созвонюсь со всеми… и сделаю это совершенно безвозмездно.

Кто бы сомневался, что безвозмездно…

— Ну вот и чудненько. Внутренние номера в адресной книге, — он обворожительно улыбнулся в красивое хмурое лицо и, тряхнув ослепительной копной растрепанных волос, намеренно не торопясь продефилировал как есть к двери, ведущей в ванную.

Ощущать обнаженной спиной, вниз от седьмого шейного позвонка до копчика, провожающий острый взгляд было более, чем приятно…

***

Потом они молча ели и молча одевались.

Настроение у Ино было парадоксально-отличное, и портить его беседой с мрачным Советником совершенно не хотелось, тем более, что несколько минут назад они всё друг другу высказали. Лёгкая полуулыбка не сходила с его губ.

Найдя её милой, он захватил её с собой в машину.

Пока ехали, тоже молчали.

Аэн смотрел в окно. Ино наблюдал за тем, как его длинные пальцы терзают при этом браслет часов на запястье, и думал такое приятное: «Ну-ну, господин Советник, ну-ну… Подводит вас ваша невербалика, подводит!»

На секунду, его посетило сильное желание накрыть эти нервные (и наверняка, холодные) пальцы своей ладонью в успокаивающем жесте, но, разумеется, он от него с раздражением отмахнулся. Вместо этого сказал:

— Вы когда-нибудь испытывали угрызения совести, господин Лин?

Аэн чуть обернулся, посмотрев на него левым глазом сквозь абсолютно-совершенные параллели чёрных прядей волос (сознание тут же среагировало ассоциативным образом зверька за решоткой):

— Нет.

— Значит у вас всё ещё впереди…

Ему ответили небрежным пожатием плеча и опять отвернулись к окну…

Мёртвое молчание снова выстроилось между ними невидимой стеной. До самого Космопорта. Там перед входом уже толпилось десятка два представителей СМИ и с ними надо было разговаривать. Ино был уверен, что среди них обязательно найдётся пара-тройка агентов скандальной светской прессы, ещё бы – такой повод нацедить хоть какие-нибудь подробности о новом романе Консула с собственным Советником. То, что сплетни об их с Аэном связи множились в обществе премиум-класса в геометрической прогрессии, его нисколько не удивляло. Он никогда особо не заботился о сохранении статуса «инкогнито», оказывая более чем откровенные рукоблудливые «знаки внимания» Аэну в том числе и в общественных местах. И дело было даже не в его извечной тяге к эпатажной форме поведения. Просто на каждый более-менее интимный жест в его сторону «на публике» Аэн отвечал таким умопомрачительным зубовным скрежетом… Устоять было просто невозможно!

***

далее: история Ино (6-7 с.)

(глава 11: Система и Аэн (просьба прекратить это всё дерьмо… Система обещает подумать над его словами (как обычно)); далее: ПЕРЕДЖ ПЕРЕГОВОРАМИ: Ино. Разговор с луанцами про предстоящие переговоры, знаки внимания к Аэну со стороны Каэно, звонок от Нэимо (начало нового дела на чёрном рынке… упс!, конец: Ино молча отвозит Аэна в Резиденцию и провожает до двери в его апартаменты… и уходит к себе. Аэн в непонятках (как так – даже не трахнут, а во время встречи с луанцами столько было намёков… и вообще чё-то его уже пятый день не трогают и исправно отвозят домой, провожая до двери. Может всё? Конец новому статусу? Ура? Хм…хм…))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.