Simbiosis. Глава 7.

Равнодушный синий взгляд скользил по бликующим в неоне ночного освещения силуэтам домов, вырезанных на простреленном звездными очередями фиолете космоса.

Не то, чтобы ему нравился вид. Он вообще последние полчаса смотрел на стекло.Просто из всех предметов в спальни Консула, окно оказалось единственным более-менее не напрягающим нервную систему предметом.

Знакомым предметом.

И Аэн, войдя в комнату час назад, не колеблясь шагнул к нему, почти с облегчением приклеивая неприкаянный взгляд к картинке вечернего Сити. И стал ждать…

Думать ему было совершенно не о чем, и потому он просто механически прокручивал в сознании монтаж из отдельных эпизодов прошедшего дня. Сознание безропотно просматривало этот довольно нудный фильм ничем не выражая ни скуки, ни раздражения.

Хотя – нет. На эпизоде двухчасовой давности оно всё-таки сжалось… Отвело взгляд в сторону… Потянулось чуть подрагивающим пальцем к кнопке ускоренной перемотки вперёд… И получило по рукам…

 Это НАДО было вспомнить.

Чтобы… понять…

***

Когда Система связалась с ним утром и отменила первую инъекцию, никакими объяснениями это не сопровождалось.

— Дополнительно проинформирую тебя позже, — только и сказала Она.

«Позже» (или «когда рабочий день подошел к концу») он был вызван из лаборатории, усажен в кресло и (как и было обещано) «проинформирован» тоном не предполагавшим «вопросов после»:

— Я думала над нашей последней беседой, Аэн. Говорила с господином Ари. Я приняла решение. Начиная с сегодняшнего дня Правила корректируются.

Он поднял на Неё глаза, привычно концентрируясь и настраиваясь на повышенный уровень приёма информации. Она НИКОГДА не повторяла два раза.

— Я проанализировала твои слова о том, что двух сексуальных контактов с Консулом тебе было не достаточно…

«Не совсем так» — захотелось возразить Аэну, но он промолчал.

Она же не сказала «я поняла, что тебе было не достаточно». Она сказала «я проанализировала твои слова». А он действительно дал ей понять, что ТОГДА физически хотел большего.

Всё правильно.

— …Господин Ари, как выяснилось, разделяет твою позицию. Он просил разрешить ему использовать тебя в качестве своего временного сексуального партнёра. Он сказал: «пассивного сексуального партнёра». Прими это к сведению, как характеристику твоего нового статуса. Учитывая наш с тобой разговор, Я дала на это согласие. Таким образом, тебе надлежит прекратить приём препарата на время пребывания в новом статусе. Правило сохранение эмоциональной стерильности отменяется. Это понятно?

— Да, — машинально кивнул Аэн.

Вариант «Нет» не предполагался по определению. К тому же ему действительно всё из вышесказанного было понятно… Только на какой-то ничтожный момент времени что-то внутри перекосило от этого правильного «да». Но это быстро прошло – инструктаж был ещё не закончен, и он не имел права отвлекаться на посторонние мысли.

— Хорошо. Это – первое. Второе…

Тут Она подошла к нему и приподняла «тёплыми пальцами» его подбородок, «препарируя» сузившимися «зрачками» глаза… Проникая скальпелем изучающего взгляда глубже… глубже.

Стало больно… Анестезия стабилизатора отказала ещё утром. Аэн невольно вздрогнул, с непривычки до конца впитывая оголёнными нервами острое ощущение. Он и не предполагал раньше, что Её голографический «взгляд» может так жечь…

А может быть жгли Её слова? Жёг «новый статус»?

Кибернетические «зрачки» удовлетворённо расширились:

— Препарат больше не оказывает влияние на твою психо-эмоциональную сферу. Хорошо. Тогда будет разумно приступить к реализации нового статуса прямо сейчас. Это – второе.

«Пальцы» отпустили его подбородок. «Глаза» наконец-то извлекли из него ультрамариновый скальпель-взгляд.

— Иди.

Инструктаж был закончен.

И Аэн встал, развернулся и пошел к выходу.

В коридоре его как всегда облепила мерцающая неоном полутьма… Опять от неё что-то скакнуло внутри… Рванулось в горло… Аэн рефлекторно сглотнул. Выдохнул. Новая мысль «Зачем?» появилась в сознании и в качестве ознакомления с местом своего потенциального обитания провела по его обнаженному «телу» острым ноготком… Ей это понравилось и она провела ещё разок…

Но это не понравилось ЕМУ. И, в конце концов, мысль была задавлена и он смог себя успокоить.

Потом достал телефон и вызвал машину.

Всё правильно. Инструкция ясна… Начальный наиболее оптимальный набор действий «рекомендован». Она сказала приступать к реализации нового статуса немедленно. Значит он поедет в Резиденцию немедленно.

***

Вот он и приехал.

И теперь стоял у этого долбанного окна…

Да нет… Не долбанного. Окно как окно. Это с ним что-то не в порядке…

А… «новая» мысль реанимировались… И вцепилась в мозг:

«Зачем?»

Она же и сочла окно в спальне Консула «долбанным».

А самого Консула…

Аэн не выдержал её мелких, но всё-таки таких острых коготков, и невольно прикрыл глаза, прижимаясь горячим лбом к прохладному стеклу.

«Сволочь…» — подумал он.

И думал на эту тему довольно долго. До тех пор, пока Ино не позвонил ему.

А когда он услышал в трубке ЕГО голос, к горлу и вовсе подступило что-то горячее и откровенно злое. Горькое… Это немедленно захотелось выплюнуть… обладателю голоса на другом конце линии, скажем, в лицо… И от этой горечи «сволочь» показалась не достаточно соответствующим действительности определением Консулу, как ему показалось в начале.

Слишком оно было… мягким.

— Понятно.

Зубы сжались… Палец чуть сильней, чем необходимо, вдавил в панель кнопку «off-line», бесконтрольно вминая её в тело аппарата.

Корпус телефона в месте давления неожиданно жалобно хрустнул…

Аэн очнулся, с изумлением глядя на сломанный мобильник крепко зажатый в… кулаке.

Зачем он сломал его?

Зачем… Перманентная мысль… И похоже на сегодняшний вечер – единственная…

***

Ино машинально подобрал с сиденья телефон и сунул его в карман.

— Доброй ночи, господин Консул.

— Доброй ночи…

«Чёрт, как же зовут этого парня? А впрочем… если честно, по хрену как его зовут…»

Ино хлопнул дверцей машины и пошел к парадному входу в Резиденцию. Предвкушение предстоящей «игры» начало гонять кровь по венам в ускоренном режиме ещё двадцать минут назад, когда слегка искаженный динамиком голос Советника в нескольких словах убедил его в том, что она уже началась.

Или… продолжилась?

Консул нырнул в отливающее зеркальными панелями нутро лифта…

Продолжилась… Да. Так – правильней. Началась она неделю назад. Когда он вторгся первым жестким поцелуем в неприкосновенные по определению губы Аэна. Дефлорируя их…  Разрывая надвое их неподатливость… Обжигая… Проникая внутрь…

Тогда он смог удовлетворить-таки своё любопытство. Получил то, ради чего приковывал Аэна к операционному столу.

Получил разрядку душившего его гнева…

Да ни хрена. У Ино была неделя, чтобы понять, что он не был до такой степени шокирован внезапно накопанным фактом попытки контролировать его действия со стороны Системы. Нет, не гнев снёс ему крышу той ночью в «Синтагме».

Не гнев.

ИНТЕРЕС… который, впрочем, к тому моменту душил Ино не хуже гнева. Может быть, тогда эти два чувства просто в какой-то момент слились. Вошли в резонанс. Сдетонировали…

И потому, распиная тело на операционном столе, он хотел получить результат совсем иного свойства.

Получить ответ на вопрос «А что будет, если…»

И он получил… (Советник Лин в жизни не был никогда ТАКИМ РАЗГОВОРЧИВЫМ…)

Ответ полный и… развёрнутый.

Вывернутый наизнанку.

С пояснениями и дополнениями…

И ему он до такой степени понравился, что утром он захотел «послушать» его ещё раз… Послушал и… почти сразу захотел ещё…

Инцидент в машине… Губы самовольно впились в рот Аэна, требуя всё того же:

— Повтори.

Это была ни просьба, ни мольба. Приказ. Ино какого-то чёрта хотел этого «повторения» так сильно, что «просить» было уже непозволительной тратой времени. Словно первые два раза только растравили ИНТЕРЕС, ни капли не удовлетворив его. И теперь он отчаянно нуждался в недополученном.

«Повтори… Ответь ещё раз… К чертям собачьим сам вопрос! Твой ответ – самодостаточен… Достаточен для меня…» – мучительно долгий миг длилось безумие…

И…

Дьявол… Если бы он не оттолкнул Аэна… А ведь тот уже рванулся «исполнять приказ», сам того не понимая… Так какого ж хрена…

Боялся смутить шофера?

Ино брезгливо скривился от подобных мыслей, выходя из кабины лифта.

Боялся?! Смутить?! ШОФЁРА?!

ОН?!

Нет, здесь что-то другое… Что-то произошло с ним… Что-то, что ЗАСТАВИЛО его отказаться от желания. Что-то похожее на… потерю контроля над ситуацией… На соскальзывание пальцев с виртуального пульса…

И потом ещё неделю Ино перманентно ловил себя на ощущении выжигающей его изнутри остаточной неудовлетворённости.

Новом ощущении. Мирно сосуществовавшим рядом с другими – обычными, повседневными, разными.

Его постоянно тянуло к тому, чтобы «закончить» то, что он «начал» в машине. Тянуло ненавязчиво, дразня, не сильно… Вроде бы. Вот только он почувствовал странное облегчение, когда оно вдруг нашло совершенно сумасшедший исход, выплеснувшись в дикой просьбе, и когда Система вдруг согласилась удовлетворить её…

И теперь… Запрет был снят. Значит…

Игру можно продолжить…

Продолжить так не кстати прерванный последний Контакт. Снова испытать почти шок от осознания того, что одно и то же тело может быть таким паралитически-фригидным и преступно-чувственным. И тем и другим… С интерфазой равной лёгкому соприкосновению губ…

Снова «послушать» ОТВЕТ…

***

Сюрпризы начались с порога.

Не то, чтобы Ино совсем не прикидывал в уме наиболее вероятный вариант развёртывания событий после того, как он откроет дверь, но Советник всё же умудрился его удивить.

В своём духе:

Быстро… И – молча.

Ино толкнул дверь. Вошел, схватил взглядом застывшую у окна высокую фигуру Аэна. Шагнул к нему…

Аэн обернулся, щедро отвечая на приближающийся обжигающий голубой лёд откровенного вожделения не менее откровенным… презрением. И, почти не замахиваясь, неслабо двинул Ино кулаком в челюсть…

От неминуемого падения Консула спасла только отменная реакция. Он на автомате уклонился (костяшки пальцев чиркнули по скуле) и… без колебаний ответил Аэну тем же.

Ударом на удар. Так естественно… Для него.

Получилось более чем удачно – не в меру агрессивного Советника опрокинуло на спину. Ино обрушился сверху, вминая тело в пол. Распиная запястья в крепких захватах кистей.

Мелькнула задиристая мысль: «Дежавю, блядь! Операционный стол. Дубль два»

Скула ненавязчиво подвывала тупой болью.

Тело под ним напряглось каждой жилой в немом почти бешеном протесте…

И почувствовав это, Ино вдруг понял, что болезненная реакция Аэна на его появление не столько вывела его из себя, сколько «завела» ещё больше. Кулаком в зубы или нежным росчерком рта по губам… Какая, на фиг, разница? И то и другое восхитительно взрывает ровно-синий безупречный плексиглас мёртвых глаз…

И то и другое вспарывает защитную плёнку безразличия…

И то и другое – итерфаза. Та самая. Между «мёртвый» и «живой»…

***

Ино с интересом заглянул в такие близкие (опять близкие…) синие глаза.

Глаза смотрели… растерянно и зло.

— Знаешь, я вообще-то мордобой не заказывал, — чуть насмешливо сказал он, чувствуя, как ощущение крепких жил на запястьях Аэна под его пальцами уже приподнимает краешек рассудочного, настойчиво обнажая дикое желание «взять» («А у него сильные руки… ну да – акселерация… не успел бы увернуться, валялся бы в нокауте, хе-хе…»).

В ответ синие глаза разозлились ещё больше… Или – растерялись? В темноте не разберёшь. Потом они на какое-то мгновение прикрылись ресницами…

С губ чуть слышно соскользнуло:

— Знаю.

— Тогда какого хрена?

Синие глаза закрылись окончательно. Плотно…

— Не знаю.

Знаю – не знаю… С ума сойти можно от таких ответов!

Ино чуть отстранился, не отрывая глаз от безупречного лица Советника. Некоторое время жадно впитывал голодным взглядом еле заметную дрожь на ресницах, странно живые изломы теней на лице.

С ума можно сойти от его ответов… С ума можно сойти от… НЕГО…

ТАКОГО.

«Мысли – просто охуеть… Спасибо, Нэимо, за подходящие словечки…» – как-то уже совершенно бессвязно подумал Ино.

И то ли от этой бессвязности, то ли действительно от сводящей с ума дрожи ресниц, но крыша всё-таки поехала… Знакомый электрический разряд встряхнул позвоночник… Неудовлетворённость, выжимавшая его всю неделю и с голодухи проглотившая удар Аэна в лицо, вломилась в сознание…

Можно… или нельзя… Хочет… или не хочет… Постель… или пол… Всё захлебнулось в хлынувшем в мозг сносящем, требующем потоке.

И, не выпуская из захватов рук, Ино наклонился к губам Аэна, выталкивая прямо в них горячий шепот:

— Продолжим?

Вряд ли это был вопрос.

Синие глаза широко распахнулись. Окунулись в океаническую глубину.

Живые… Непонимающие…

— Драку?

«Мы опоздаем на встречу!». Из той же оперы…

Ино не выдержав, фыркнул. Поймал себя на мысли, что в такие вот моменты голов поклясться, что чувство юмора у Советника всё-таки есть…

— Нет. То, что начали неделю назад. В машине.

Под рёбрами, в которые он до сих пор вжимался грудью, сердце сбилось с и без того неровного ритма. Встречные зрачки, пойманные в захват его глаз, судорожно расширились…

Чёрт… Можно кончить только от одного такого взгляда…

С этими мыслями Ино вогнал в губы Аэна совершенно сумасшедший поцелуй.

Но губы немедленно с силой сжались

«На хрена?!»

Не от страха же так дико прыгает в лежащем под ним теле сердце! Точно – не от страха… Было бы от страха, он бы хотя бы попытался вырваться. Ан – нет, лежит же…

Или лежит, потому что обязан лежать?

Ну да. Да…

«Чёрт. Значит всё-таки – боится. Или… не хочет?»

Не хочет… Ха. А что тогда, интересно, упирается ему в пах?

Ино поморщился (думать во время секса… что может быть противней?). Отогнал мысли и надавил на чёртовы губы сильней…

Эффект – ноль и неосторожно взрезанный зубами уголок чужой плоти, липкая алая соль на языке…

Он резко оторвался, разрывая Контакт.

— Что опять?

И снова это идиотское натянутое до предела:

— Не знаю.

Ино с раздражением выдохнул. Зло подумал: «А может так взять и не мучиться?». Впрочем он тут же прогнал этот бред.

Это было не то, что он хотел. Совсем не то…

«Ты же хочешь! Хочешь, твою мать… Хотел тогда… Так чего же…»

Пиликанье мобильника вонзилось в уши так неожиданно, что Ино невольно дрогнул. Отпустил руки Аэна (те так и остались лежать, не сдвинувшись ни на миллиметр), слепо нашарил в нагрудном кармане плаща (интересно, почему он его не снял?) аппарат, уронил на табло медленно и нехотя трезвеющий взгляд.

Ну и какая сволочь звонит ему в двенадцатом часу ночи, хотел бы он знать? Ага… сволочь по имени «Представитель Каэно»… Ну да… Ах, ну да. Они же договаривались созвониться в одиннадцать… Заключительная встреча…

«Заключительная пьянка» – машинально поправил сам себя Консул, вспоминая, что речь идёт о луанцах, – «Проводы в космопорт… Не забыть бы на прощанье сказать им, как он их сильно любит…»

А ВЕДЬ ОН ИХ СИЛЬНО ЛЮБИТ… От избытка чувств просто готов хоть сейчас задушить их одного за другим в объятьях. Господина Каэно в первую очередь…

Мобильник разразился очередным истеричным писком.

— Почему ты не отвечаешь? Судя по зуммеру это – деловой звонок.

О… умница всё-таки подала голосок. Ну хоть рот свой разлепила и на том спасибо…

«Нет, ну это вообще чёрт знает что. Тебе-то что до этого? СЕЙЧАС?» – Ино с кривой ухмылкой покосился на Аэна, чувствуя, что закипает, но в упор не понимая – отчего конкретно (от внезапно прорезавшейся не уместной деловой активности партнёра или от отвлекающего не менее неуместного звонка Каэно). – «Твой рабочий день давно закончен. Тебя вообще трахать собрались… Лежи – молчи и наслаждайся. Так нет же!»

Внезапно его осенило.

«А звонок-то, если подумать, оказывается во время…»

Он быстро сунул в руку Советника надрывающийся телефон и небрежно дёрнул уголком губ:

— Это Каэно. Поговори с ним сам.

Аэн нахмурился, явно не понимая, в чём смысл странного предложения.

— Почему я?

— Потому что мы с ним договорились созвониться в одиннадцать, а я тут с тобой провозился и… забыл. Думаю, он обиделся. Первые пол часа будет банально орать в ухо. Я этого не выношу, ты же знаешь. Обязательно наору в ответ… Короче, поговори с ним ТЫ. Успокой, расскажи про меня парочку анекдотов. Может ему полегчает…

— Сколько раз повторять, что я не знаю про тебя ни одного анекдота?

— Ну придумай что-нибудь! Отмажь меня, — тут Ино не выдержал и раздраженно выдохнул, глядя в упрямые глаза Советника сверху вниз, — Это же, в конце концов, твоя работа – психов успокаивать. Каэно – классический псих. Неврастеник. Так что давай… А я пока займусь другим делом.

Потянувшийся уже было телефоном к уху Аэн при последних словах замер, стрельнув непонимающим взглядом в Консула:

— Каким другим делом?

Ино наклонился к его лицу, скользнул по глазам насмешливо-ласковой лазурью взгляда:

— Выполню свою часть работы, пока ты будешь выполнять свою…

Синие глаза не черта не поняли, но уточнять не стали. Аэн только предпринял попытку приподняться на локте, но Ино тут же мягко уложил его затылок обратно на ковровое покрытие:

— Лежи…

Советник подавил вздох, одарив Ино красноречивым взглядом (мол, я всегда знал, что вы – псих, господин Консул, теперь вот убедился в этом окончательно) и вытянулся под ним на полу.

Упёрся взглядом в поток и поднёс наконец-то (наконец-то!) заливающейся требовательной трелью вызова аппарат к правому уху:

— Господин Каэно… Нет, это Советник Лин. Я уполномочен господином Ари на данную коммуникацию…

Слушая ровный голос Аэна, Ино удовлетворённо усмехнулся, и… слегка коснулся губами его вздёрнутого вверх подбородка, повторяя его линию частыми почти невесомыми прикосновениями… «выполняя свою часть работы».

«Вот и умница…» – думал он, не сводя чуть подрагивающего от возвращающегося желания взгляда со старательно бесстрастно выговаривающего слова рта. Он шевелился совсем рядом, но Ино его намеренно больше не касался.

«…Умница… Главное – отвлекись… от меня…»

—… Да, господин Каэно, контакт был назначен на двадцать три часа… Я знаю, что сейчас пятнадцать минут двенадцатого… Нет, Консул не имел намерения переносить разговор… Нет… Господин Каэно… Хорошо, господин Каэно, я Вас выслушаю… И передам всё сказанное Вами Консулу… Как пожелайте… Да, я весь – внимание…

«Ну началось… Мозгоёбство по-луански…» – весело мазнула мысль по краешку уже порядком затуманенного сознания.

Голубой взгляд из-под ресниц воровато скользнул по лицу Аэна: «Ты, главное, слушай его ВНИМАТЕЛЬНО. Не отвлекайся…»

И Ино, уперевшись ладонями в пол, губами скользнул дальше. Вниз… По так удачно выгнутой передней стороне шее. Оставляя на тонкой коже чуть влажный след своего дыхания.

Он намеренно НЕ целовал.

Только касался…

Чувство неудовлетворённости вернулось, услужливо затопив недавнее раздражение. Меняя модальность дыхания. Растворяя как лёд в кипятке в себе всё, что не могло удовлетворить не проходящее «хочу»…

Губы добрались до тесной выемки между ключицами… До первой пуговицы на рубахе… Помедлили над выемкой… словно обдумывали, окунаться ли в неё языком или всё же не стоит…

—… Да, господин Каэно, я запомнил… Нет, повторять не надо…

Ино почти не удивился, когда почувствовал, как горло Аэна под его такими близкими (и такими далёкими…) губами вдруг среагировало на манящее тепло. Чуть дрогнуло, отчего голос изломился самым предательским образом. «Нет» прозвучало с почти откровенным выдохом…

А «не надо» так и вовсе далось с трудом…

Ино про себя усмехнулся: «Не надо? Ну не надо, так не надо… Как скажешь…»

И губы, так и не прижавшись к напрягшейся в ожидании шее, заскользили дальше…

К пуговице…

Тело снова адекватно напряглось под ним… Индикатор ответного желания. Задавленного, задерживаемого… и всё же никуда не девшегося.

Ино поймал момент, когда Аэн прикрыл глаза, закусив губу…

А господин Каэно продолжал разоряться в трубку… в которую уже более чем беспомощно вцепились подрагивающие пальцы…

Блин… Было в этом что-то до перехвата дыхания откровенно порнографичное… Секс по телефону, ха-х… Втроём…

Экспрессивная ругань Каэно шла фоном…

Резкий контраст между жесткими беспорядочными слова, кусающими Аэна за ухо, и нежными прикосновениями Ино к его шее медленно и верно тащил упирающийся рассудок Советника к двери. Выворачивая ему руку, с намерением вышвырнуть его наконец-то к чёртовой матери вон…

Рассудок упирался, стискивая пальцами Аэна телефонную трубку…

«Блин… только б он её не сломал… А то господину Представителю закончить разговор вообще не светит…»

Потому что, если у Аэна от этой пытки необходимостью говорить и одновременно желанием дать выход эмоциям крыша только-только начинала съезжать, то у Ино от затеянной игры уже минут десять назад как всё сорвало на хрен и унесло в неизвестном направлении…

Вместе с фундаментом.

И он уже давно только и ждал, когда красноречие Каэно (чёрт его побери совсем!) всё-таки иссякнет. Когда луанец кончит иметь Аэна морально, и даст Ино поиметь его… хм, физически («Шуточки, господин Консул, у вас, однако, те ещё…»).

И Ино было уже абсолютно наплевать, отстанет Каэно от Советника сам или же по причине выхода из строя аппарата. В любом случае, если разговор прервётся, ПЕРЕЗВАНИВАТЬ луанцу Ино не станет. Не даст этого сделать и Советнику.

«Так что… не ломай телефон, зайчик… Очень тебя прошу – не ломай… И кончай, блядь, уже с ним трепаться!.. Пока я тут сам не кончил…»

Мысль позабавила… Сам же предложил ему поговорить с луанцем… Терпи теперь…

Зубы ухватили пуговицу… Потянули…

Аэн напрягся…

…И отпустили.

Губы чуть коснулись шелковистой ткани рубахи и, роняя небрежные поцелуи сквозь неё, дальше устремились по груди…

…Наткнулись на твёрдый островок плоти и, не сдержавшись, обхватили его жарким тугим кольцом…

У Аэна появился реальный шанс всё-таки сломать к чертям собачьим ни в чём не повинный телефон – до такой степени его выгнуло от новой «экзекуции».

А у Ино появился реальный шанс кончить без всякого полового акта, до такой степени впечатлила его реакция распростёртого под ним тела.

«Блин… наконец-то… Опять ЖИВОЙ…»

Как тогда. В операционной.

—… Господин Каэно, я вас ПРЕКРАСНО понимаю… — слово «прекрасно» Аэн выдохнул с такой страстью, что Ино подумал, что на месте луанца бы проникся его искренним сожалением по поводу задержки звонка ДО САМЫХ ПЯТ. И отстал бы.

Каэно, видимо, так и сделал. По крайней мере он что-то долго бубнил Аэну в ухо. После чего Советник произнёс:

—…Тогда, если инцидент исчерпан, мы можем оговорить время встречи, господин Каэно?

Ино не удержался и вдавил язык в схваченный губами сквозь ткань сосок…

На последней фразе.

Так что «господин Каэно» Аэн едва не выкрикнул…

Ино крепче стиснул ртом плоть, давя уже совершенно истерический смех, подумав, что от такого возгласа кто-то из них двоих обязательно должен был кончить. Не он так луанец…

А ещё до него вдруг дошло, что такими темпами терпение у Советника может и отказать СОВСЕМ. А разговор-то, как ни крути, деловой. А господин Каэно (над которым они вдвоём сейчас издеваются) – Старший Представитель планеты, торговые связи с которой ОЧЕНЬ положительно влияют на финансовое состояние Марса. И ещё он далеко не идиот, хоть и нервный. И значит догадывается, ЧТО такого можно делать с Советником, чтобы он так стонал в трубку… И догадывается, КТО это всё проделывает… наверное (риторический вопрос: откуда у господина Лина мобильник Консула?)… И не факт, что господину Каэно эти догадки нравятся… И не факт, что они его не оскорбляют…

 «Господи… чёрт меня побери… что я делаю?» – поздновато спохватился Ино.

Хм… действительно поздновато. Оторваться от тела Аэна он уже физически не мог…

Не мог он себе и представить, что его язык может быть до такой степени ненасытным… Он просто набросился на доступный ему кусочек плоти… И стал обласкивать его… То, что он делал это сквозь ткань возбуждало ещё больше.

И Ино не остановился.

И Аэн не выдержал…

Нет, телефон он, слава богу, не сломал (хотя… лучше бы сломал). Зато в уши бедного господина Каэно полились такие жаркие «встречные предложения», что луанец согласился уже с третьим вариантом, засунув своё традиционное долголомание себе в задницу. Да и как можно ломаться, когда тебе предлагают встретиться «в пятнадцать тридцать в бизнес-зале гостиницы» ТАКИМ голосом?

Совершенно очевидно – никак.

— Значит договорились, господин Каэно?.. Да… Я тоже буду сопровождать Вас… И Консул… Да… Да… (Ино уже просто откровенно колотило от каждого такого «да»… Переживания господина Каэно можно было себе только представлять…)… Нет, господин Каэно, со мной всё в порядке…

Тут язык Ино как-то по особенному извратился с его соском, и Аэн скрипнул зубами, давя стон. Выдохнул:

— …более чем… Да нет… мне хорошо… Всего доброго, господин Каэно.

После чего рука Аэна, сжимавшая трубку, бессильно упала на пол, вминая аппарат в мягкий ворс коврового покрытия… «Секс по телефону» закончился.

НУ НАКОНЕЦ-ТО.

Не давая Советнику отдышаться, Ино склонился к его лицу. Хотел пошутить, но напоролся на набросившиеся на его рот абсолютно сумасшедшие губы Аэна и был заткнут на целую Вечность…

Раскалённые влажные пальцы вцепились в его ворот с долго сдерживаемым нетерпением… Треск (конец рубахе)… Сводящие с ума тесно обхватившие бока сильные бёдра… Втиснутая в натянувшуюся ткань брюк (твёрже не бывает) плоть, крепко прижатая к низу его живота…

И дикий… дикий стук сердца…

«Ого, господин Советник… Вот это другое дело… Можете ведь, когда ЗАХОТИТЕ…»

Но поцелуев мало.

Мало давно и… обоим.

Ино оторвался от таких голодных, сладких (всё-таки сладких… да, они сладкие…) губ Аэна, чувствуя почти боль от разрыва Контакта.

Возвратил долг, разорвав на груди Советника исцелованную им рубаху. Распахнул… Припал к горячей коже губами, вдыхая щекочущий ноздри тревожный и невероятно возбуждающий, живой запах…

Пальцы нашли ремень… Молнию… Стянули всё, что только можно было стянуть…

 …Потом он вообще провалился в какое-то сумеречное состояние, напрочь утратив способность связно соображать…

Да… башню-то снесло… и всё остальное, похоже – тоже…

Осталось только острое, требовательное «взять»…

И он «взял»…

Взял, вторгаясь в податливое тело резко, сразу, до конца… Охваченный сумасшедшим иррациональным желанием удовлетворить себя как можно быстрей…

В сознание (вернее в то, что от него осталось) вломилась простая и вместе с тем абсолютно не типичная для него мысль… Как она смогла прорваться в полное отсутствие рассудка, осталось для него загадкой.

Точнее, это был вопрос…

Как он вообще умудрился прожить без всего ЭТОГО целую неделю?!

Не прикасаясь… не обжигаясь… не вдыхая… не проникая внутрь…

Как?

Вскрик… не его… на мгновение выволок Ино из уже сомкнувшихся над головой тёмных вод безумия. Он моргнул, делая над собой дикое усилие, ослабляя мёртвую хватку вцепившихся в бёдра рук, замирая на мучительно долгие секунды, пытаясь вообще прийти в себя…

…Не успел…

Получив ничтожно малую передышку, Аэн, то ли обладавший повышенной адаптивностью к боли, то ли ещё хрен знает по каким соображениям, требовательно сжал его бока бёдрами так, что у Ино на секунду перебило дыхание (хм… «пассивный сексуальный партнёр»… ну-ну…)

…И он снова сорвался…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.