Simbiosis. Глава 8.

(примечание к главе: объём 12 страниц. Содержание: история Нэимо. Подробно: поступление на работу в Синтагму; знакомство с Системой; работа в ОКР; работа над проектированием и созданием разработки P-421; разработка и внедрением программы ускоренного развития Аэна; беседы с Аэном; любовь; кризис развития Аэна; работа над проектом «S-24» (разработка опытных образцов аналиптиков 9-ого поколения и их испытание); расшатывание психики; последний разговор с Аэном (он сообщает Нэимо о том, что вся группа будет уничтожена после закрытия Проекта); побег (Аэн помогает ему достать код от замка) с захватом материалов об эксперименте «S-24».)

«Как Она могла разрешить? Зачем?»

Нэимо мерил нервными шагами расстояние от дивана до стены, почти с остервенением сжимая зубами давно выгоревшую до окурка сигарету.

Ему было смешно… Вот уже три дня подряд его перманентно распирало изнутри нервным безмолвным смехом.

Смеялись мозги.

И смешило их буквально всё.

И то как он содрогнулся, когда этот засранец выдал ему информацию о том, КАК именно он намерен использовать Аэна («всегда его хотел»…). И то, НА ЧТО похожи теперь будут отношения этих двух. И то, что Система вдруг решила пойти на уступку…

Нэимо от кого-то слышал, что смех продлевает жизнь. Но вот только он сомневался, что в его случае это утверждение справедливо. От ЕГО смеха ему становилось до того тошно, что к концу третьего дня этого «веселья» Нэимо понял, что оно – типичная истерика. И поняв, показал безостановочно хихикающим мозгам кулак…

Мозги заткнулись. Потупились И виновато, но всё же поломавшись немного для вида, признали, что Нэимо прав. Ну да – истерика… Ну да – защитная реакция организма… И – ну да – не смешно, блядь, не смешно!

На самом деле…

«Не смешно, господин Эйк Ман, бывший старший оператор Отдела Креативных Разработок… Не смешно – странно… Выходка Ари в его духе, но… Система… Какого ей понадобилось давать на это дерьмо согласие?!»

Вот это-то и странно.

Потому что, насколько он знает Её…

Тут Нэимо невольно притормозил, так и не дойдя (в сотый раз?) до стены. Выплюнул на пол изгрызанный окурок и криво ухмыльнулся.

Ха. Насколько он Её знает… Да кто Её ВООБЩЕ знает, кроме Неё самой…

***

Всё началось когда ему исполнилось двадцать два. Возраст не дотягивающий до требуемой в тендере отметки, но результаты тестов убедили Систему, закрыть на этот факт глаза. Выпускник Центрального Гуманитарного Университета, гражданин Эйк Ман, обнаружил действительно блестящие знания в области нейрологии и антропогенной генетики, чтобы его личные данные могли быть снисходительно отброшены как недостаточный аргумент «против».

Против принятия его на работу в самое вожделенное всеми более-менее соображающими в плане карьеры выпускниками факультета нейро-генетических технологий место. В Пси-Центр «Синтагма».

А место было не то слово вожделенным. Огромная корпорация… Цитадель современной научной мысли Марса… Новейшие технологии, превосходные условия труда, оборудование класса «хайтэк», высокие зарплаты, самый широкий спектр социальных льгот работникам… Производственно-трудовая утопия во плоти…

Есть ли смысл говорить, что всё это вместе взятое намертво приковывало к «Синтагме» из года в год тысячи горящих глаз студентов-нейрогенетиков? И есть ли смысл удивляться тому, что количество решившихся принять участие в ежегодном бесплатном тендере на вакантные рабочие места в Пси-Центре традиционно перевалило четырёхзначную цифру?

Нет.

Истерия вокруг тендера уже давно не удивляла никого. Она было тоже вполне традиционной. Традиционно сложным было и содержание тестов. И это опять же традиционно не отпугивало участников – официально давно было известно, что задания и вопросы разрабатываются при личном участии Системы.

Всё было как всегда и в этот раз.

Когда Эйк Ман, вместе с ещё тремя своими товарищами по курсу, мучил свои мозги в огромном Общем Зале университета, отведённом специально для шестичасового тестинга. Хотя, какое там – мучил… На самом деле, Эйк, едва ли не единственный среди трёхсот набившихся в помещение человек, развлекался. Рассматривал тестирование как неплохую разминку для ума, очень нужную ему перед намеченным на следующую неделю собеседованием в компанию «MSI». Там появилось вакантное место в отделе контроля качества, и Эйк очень рассчитывал получить его. Не то, чтобы его привлекала сама работа… Просто там платили достаточно, чтобы он мог обеспечить себе вполне сносное существование, а график работы оставлял много свободного времени, которое Эйк уже заочно тут же отдал своему хобби – опытам по опробованию на практике спорных теоретических выкладок атропогенной инженерии, а именно – вероятности спонтанного изменения характеристик организма, развитие которого искусственно форсируется…

Потому место старшего лаборанта в «MSI» было для Эйка наиболее лакомым, чем любая вакансия в «Синтагме», напряженный ритм работы в которой по слухам частенько совсем не оставлял персоналу Пси-Центра времени на личные занятия. Кроме того, Эйк был младше всех участников тестирования на два года, и в любом случае, даже захоти он вдруг получить работу в «Синтагме», он бы банально не прошел по возрастному цензу, который существовал в качестве аксиомы кадровой политики Пси-Центра.

Так что Эйк особо не переживал, совершенно не разделяя общего нервного мадража, который колотил прочих участников тестирования. Он сдал работу Комиссии раньше всех и вышел из душного помещения, мгновенно забыв даже о содержании тестов…

…О том, что его имя вошло в пятёрку принятых на вакантные места «Синтагмы», Эйк узнал от приятеля, который был с ним на тестах, и потому несколько дней спустя въедливо прощупывал глазами вывешенные в холе университета результаты в тщетной надежде найти своё имя в числе набравших проходное количество баллов.

И т.д. и т.п. ….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.