Несерьезная история. Глава 4.

«В моем доме пожар» — с нервным смешком подумала Лилин. Накинула халат и поспешно спустилась на первый этаж. Что ж, вполне логичное завершение сегодняшнего сумасшедшего дня!

Дойдя до входной двери она не нашла ничего более умного, чем всплеснуть руками и сардонически усмехнуться.

Ее старый знакомый с крылом под мышкой во всей своей осточертевшей наготе стоял в дверном проеме. Сама дверь делась черт знает куда, а косяк полыхал самым веселым образом.

Это было выше ее сил!

Лилин с нездоровым задором окинула гостя с ног до головы, широко развела руки в приглашающем жесте и выдохнула:

— Ну! Заходи!

* * *

Спустилась темнота, стало прохладно. Но это было для него не самое страшное испытание. Хуже было то, что он был самым естественным образом голоден, а эти переживания еще и добавили этому неприятному ощущению особой остроты.

Сначала Кио попробовал пожевать пучок травы с лужайке и потом долго отплевывался. Потом той же участи подверглись мелкие веточки кустов, деревьев и даже одна чудом уцелевшая маргаритка.

Вдоволь наплевавшись, демон обратил свои взоры к жилищу ангелоподобной девицы. Его нос уловил тонкий аромат чего-то более вкусного, чем то, чем он только что плевался.

Тогда он подождал, пока хозяйка ляжет спать, взял с собой свое крыло и пошел к входной двери.

Его план был прост. Тайно пробраться в жилье, добыть еду и улизнуть прежде, чем эта носительница крестика поймет, что происходит. Но получилось не так.

Чужой мир продолжал преподносить ему сюрпризы. Когда Кио дотронулся рукой до двери, дерево, из которого она была сколочена неожиданно вспыхнула самым ярким пламенем!

Нет, он, конечно, теоретически был способен на подобное, но на родине ему это никогда не удавалось. Наставник объяснял это тем, что его природные способности в обращении с магией огня еще не созрели.

И тут на тебе.

Кио застыл на пороге в замешательстве и тут появилась она. И, судя по ее жесту, пригласила его в дом. Цепочке с крестиком на ней уже не было, поэтому демон прикинул расклад сил и решил войти. Есть-то хотелось все равно.

* * *

— Проходи на кухню. Будь как дома. — Лилин понимала, что это нервы, но ничего не могла с собой поделать. Подумать только! Этот несчастный сумасшедший обвел вокруг пальца Службу спасения! И выставил ее перед ними на посмешище, а потом пришел и чем-то подпалил ее дверь!

Впрочем, после всего происшедшего на горящий косяк она посмотрела философски. Сходила, принесла огнетушитель и ликвидировала очаг возгорания. Потом пошла на кухню следом за голым парнем.

Включила свет, причем от этого он вздрогнул. Включила кофеварку, тостер и повернула к парню голову:

— Крыло можешь поставить у стены. Ты есть хочешь?

Парень секунду думал, потом кивнул. Крыло он действительно прислонил к стене. То ли понял, то ли догадался. Лилин удовлетворенно кивнула, порылась в холодильнике, извлекла пару-тройку блюд и поставила все в микроволновку. Включила и села за стол напротив парня, нахально вглядываясь в его глаза.

— Слушай, а зачем ты такие линзы себе вставил? — она хотела задать этот вопрос со вчерашнего вечера, но все как-то не выходило.

Ответа не последовало. Парень ее очень внимательно слушал, но молчал.

— Ты, что, немой?

Опять молчание.

— Немой. Ладно.

Лилин понимала, что подобная манера поведения ей абсолютно не свойственна, что она – всего лишь защитная реакция ее организма на стресс. Понимала, но иначе в сложившейся ситуации вести себя просто не могла.

Микроволновка пискнула. Она извлекла из нее горячие блюда и поставила их на стол перед парнем и протянула ему вилку. Он сначала шарахнулся, но потом осторожно взял ее, причем таким странным способом, будто отродясь не брал в руки ничего подобного.

* * *

Чего от него хотят, Кио угадывал по ее жестам и пока эти жесты не казались ему враждебными, он подчинялся им, движимый проснувшимся любопытством.

На непонятный вопрос девицы, он кивнул, решив, что чтобы она у него не спросила, положительный ответ не причинит ему прямого вреда. Оказалось, что он принес ему неожиданную пользу. Потому что, поколдовав со странными вещами, она преподнесла ему, то ради чего он и пришел. Еду.

Пахло очень вкусно.

Но когда она протянула ему непонятную штуку и четырьмя заточенными зубцами на конце, он невольно напрягся, посчитав это оружием. Но вскоре понял, что ошибся и взял этот предмет.

* * *

— Ты не умеешь пользоваться вилкой?! — удивилась Лилин, глядя на вопросительное выражение его лица. — И чему вас только в вашем дурдоме учат? Ладно. Смотри и делай, как я.

Она достала вторую вилку, ловко подцепила ей ломтик картошки из его тарелки и положила себе в рот.

— Понял?

* * *

Кио не был идиотом и он понял. Причем очень хорошо. Он повторил ее движение с потрясающей точностью. А дальше все пошло, как по маслу.

Ничего более вкусного он никогда не пробовал на родине. По правде сказать, на родине их пища была довольна груба и однообразна. Мясо убитых животных, пресные овощи да вода. А здесь…

Это было что-то потрясающее! Он почти простил ей свое последнее крыло за такую шикарную еду.

* * *

Лилин подумала, что парня, наверное, долго морили голодом в его психушке или кормили, но очень мало и какой-нибудь гадостью. По крайней мере, сверкавшие чистотой пустые тарелки свидетельствовали об этом.

Она молча посочувствовала несчастному, и пока он пил с тостами кофе, сходила к мужу в спальню и вернулась с его махровым халатом.

— Одень-ка это. А то как-то нечестно получается, я одета, а ты нет. — и она протянула парню халат.

Он взял его и… положил себе на колени.

«Сумасшедший» — пожала плечами Лилин, подошла, взяла халат и сказала:

— Смотри на меня.

Потом она продемонстрировала парню, как нужно одевать халат и вернула его ему обратно. Тот повторил ее движения, но… одев, тут же снял его, поморщившись, как от боли…

Хотя, почему «как»? Лилин сразу вспомнила о его спине и ей стало немного не по себе. Но она пересилила себя, подошла к парню и заглянула ему за плечи.

Так и есть. Это обломки костей. Настоящих, человеческих, его собственных. Органично выходят из кожи, покрытой в этих местах кровоподтеками и запекшейся кровью. Никакие это не отростки. А крыло крепилась к одному их них…

Дикая по своей сути догадка внезапно посетила ее мозг и ей стало дурно. Лилин тяжело оперлась о навесной шкаф и тихо спросила:

— Что у тебя со спиной? Ты, что, жертва медицинских экспериментов по генетике или жертва радиации?..

Парень молчал. Лилин нервно передернулась и мышкой села на место, не сводя с него глаз. Неужели, крыло было… настоящим?! Тогда она… Она же его оторвала! О, черт…

* * *

Кио понимал, что она говорит о его ранах. Но сказать о них сам ничего не мог. Говорить на своем языке было бессмысленно, а ее языка он не знал. Но по ее интонациям и исходившим от нее ощущениям, он понимал, что она потрясена и во всяком случае не злорадствует над его бедой.

Тогда он решил объяснить приютившей его женщине приключившуюся с ним историю «на пальцах».

* * *

Из оригинальной получасовой жестикуляции парня Лилин совершенно ясно поняла только одно. Крыло было его собственным, причем последним. Он его сломал при падении, а она его доломала. Этого ей вполне хватило.

Неудивительно, что он бросился на нее. Она бы на его месте поступила бы так же.

Что же она натворила?!.. А с другой стороны… Она избавила этого несчастного от страшного уродства. Но ему, наверное, все равно было больно.

Лилин осознала, что ситуация складывается серьезная. Проваляться целый день на сырой земле с открытыми ранами! Парень имел все шансы получить заражение. Надо срочно позвонить ее лечащему врачу. Пусть приедет… Стоп! Как она объяснит ему, почему он голый, а мужа нет дома?

Бедная женщина схватилась за голову, посидела, подумала и пошла за аптечкой. Она неплохо владела основными приемами оказания первой помощи и решила, что продезинфицирует раны сама, перевяжет их так, чтобы парень смог надеть на себя одежду Джона. И только полностью одетого она отвезет его в ближайший медпункт, где соврет, что подобрала его на дороге.

 Так она и сделала. Ну или почти сделала.

* * *

Демон описал ей все. В ответ странная женщина охнула, схватилась за голову, а потом ушла.

И он остался один.

Кио подумал, что ему все-таки удалось вызвать в ней чувство вины и сострадания. Это несколько меняло ситуацию. Теперь их предстоящая битва не казалась единственным выходом. Появилась возможность наладить сносные отношения и без кровопролитья, от которого его уже порядком тошнило.

Он решил, что ошибся, приписав этой невероятно красивой женщине, все повадки ангелов, на которых она была так похожа внешне. Нет, за крыло он с ней, конечно рассчитается, но… позже. А пока в этом чужом мире ему гораздо нужней был информатор и союзник, чем труп очередного врага.

И им, по мнению Кио, должна была стать эта ангелоподобная женщина.

«Она испытала сострадание, значит не причинит мне вреда в близком будущем» — подумал он как раз в тот момент, когда она вернулась, подошла к столу и…

Положила прямо перед ним белый сундучок и большим жирным красным крестом на крышке!

Не долго думая, демон, как ошпаренный вылетел вон, пометался по холлу, в поисках выхода и рванул вверх по лестнице!

* * *

Лилин принесла аптечку с самыми благими намерениями оказать пострадавшему по ее вине посильную медицинскую помощь. Но…

У этого парня, видимо был просто талант ломать все ее планы! Он сиганул из кухни с такой потрясающей скоростью, что через секунду она уже слышал, как он чешет вверх по лестнице на второй этаж!

Там же ее комната!

— Стой, придурок! — теряя всякие тормоза уже в бешенстве заорала Лилин и собралась в погоню, но ее задержал ни с того, ни с сего вспыхнувший следом за парнем дверной проем!

Еще два-три таких возгорания и она переквалифицируется в пожарника.

Пока она с визгом проскакивала сквозь пламя в коридор за огнетушителем, пока тушила, она теряла драгоценные минуты…

* * *

А Кио тем временем залетел в первую попавшуюся комнату! Увидел, стоящий у стены огромный шкаф! Взял его и приставил к двери, забаррикадировавшись.

* * *

Разумеется, парень засел у нее в комнате! Если бы он засел хотя бы в ванной, она бы так долго и нервно не хохотала, прислонившись к стене.

Лилин сначала стучала в свою собственную дверь кулаком, потом ногой, потом… Нет, головой она передумала стучать в самый последний момент.

— Ну и сиди там, придурок долбанный! — подвела она итог своим бесплотным попыткам взять свои апартаменты грубой женской силой.

Еще раз пнула дверь ногой, заметила, что от ее пинков она приобрела несвежий цвет, сходила за тряпкой, вытерла следы своего собственного преступления и вернулась на кухню.

Где у нее, не привыкшей с таким насыщенным событиями дням, начался нервный тик. На который она не обратила особого внимания, помыла посуду и сварила себе кофе.

Парень наверху вел себя тихо. Лилин взяла горячую чашку ароматного напитка и, меланхолично похлебывая, продефилировала через обуглившийся дверной проем к такой же погорелой входной двери. Постояла, посмотрела, тихо посмеялась и, допив кофе, смастерила над сиротливым косяком некое подобие занавески из покрывала взятого с ближайшего дивана. Ухоженный вид дома постепенно превращался в черт знает что.

Мысленно Лилин пересчитала все потери, вздохнула и прилегла на тот самый диван, покрывало с которого занавеской развевалось на месте канувшей в лету двери.

«Хорошая была дверь… Вот сволочь!» — подумала она, забываясь тяжелым сном.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.