Несерьезная история. Глава 7.

Закончив свой рассказ, парень, который назвал себя демоном Кио, замолчал и посмотрел на Лилин, словно чего-то ждал от нее в ответ.

Лилин несколько секунд не сводила с него глаз, тупо соображая, что же делать дальше. Она понятия не имела, чем была забита голова ее странного собеседника, но лично у нее в голове теснились какие-то обрывочные, недодуманные мысли о том, что если бы ни странные глаза, он был бы похож на нормального человека, и что теперь нет смысла везти его в травмпунк или полицейский участок, а ей уже не нужен психиатр. Однако все эти мысли постепенно оставили ее мозг в покое, и осталась только одна. Что ей теперь делать с этим существом? Что-то говорило Лилин о том, что от «демона Кио» ей не удастся отделаться старыми джинсами Джона, пакетом с бутербродом на дорогу и прощальным рукопожатьем хотя бы уже потому, что он на нее сейчас смотрит так, словно в ее силах что-либо изменить в сложившийся ситуации.

Лилин положила подбородок на кулак и, спасаясь от пристального взгляда странных черных глаз, уставилась на настенные часы.

Воцарилось напряженное молчание.

Постепенно взгляд Лилин, отслеживающий движение минутной стрелки, наполнился раздражением. Чертова стрелка доползала уже десятый круг, а у нее в голове до сих пор не возникло ни одной спасительной мысли!

На пятнадцатом кругу Лилин стрелку уже тихо ненавидела. И было, за что. Судьба распорядилась так, что в течении двадцати четырех лет ее жизни с ней не произошло ни одного события, о котором стоило бы говорить, как о чем-то невероятном. Самым ярким положительным воспоминанием была поездка в возрасте шестнадцати лет с родителями во Францию, а самым ужасным – перенесенное в прошлом году воспаление легких. Да и о каких крутых жизненных виражах может идти речь, когда она даже ни разу не выиграла ни в одном конкурсе по радио из тех, в которых принимала участие от нечего делать? Она жила, словно шла по прямой, хорошо заасфальтированной дороге, иногда засыпая на ходу и просыпаясь, когда нога попадала в мелкие и редкие трещинки.

И вот… на тебе! Вираж, да еще какой… Нет, в лотерею она не выиграла и чек на миллион долларов на дороге не нашла, зато к ней с неба свалилось нечто, что назвалось демоном и теперь торчит перед ней, глядя на нее с непонятной надеждой.

Лучше бы она выиграла в лотерею…

Так подумала Лилин и, с сожалением вздохнув, перевела взгляд на Кио.

Так и есть! Именно с надеждой! Ну, да, она ему, конечно сочувствует, но абсолютно ничем не может помочь. И об этом лучше сказать ему прямо сейчас, потому что, если промолчать, он еще чего доброго увериться в ее всесилии окончательно.

* * *

Когда Лилин думала, что демон смотрел на нее с надеждой, она ошибалась. Наверное потому, что никогда не думала о том, что надежда – чувство зыбкое и вероятностное. Другое дело, уверенность, когда человек точно знает, что его желание сбудется именно так, как он хочет и не иначе, потому что иначе просто не бывает.

Кио не питал никаких надежд на то, что девушка поможет ему. Он был в этом просто уверен. Предпочитая мыслить ясно и свободно, он не видел иного варианта ее поведения после того, как она впустила его к себе, накормила, поверила и… прониклась его рассказом до такой степени, что сейчас сидит напротив, морщит лоб и мучительно размышляет над его несчастьем.

Думать о том, что после всего этого ангелоподобная девица откажется помогать ему, было бы просто нелепо.

Если бы демон знал, насколько вообще нелепо устроена жизнь в этом мире, он предпочел бы смотреть на Лилин исключительно с надеждой, и ни о какой уверенности не могло бы идти и речи, а пока…

А пока ему пришлось испытать недоумение, поскольку ангелоподобная девица, помолчав, начала как раз с того, что отказала ему.

(продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.