Тарнум. Глава 1.

— Ты уверен, что хочешь взглянуть на нее?

Маленький Брат проворно сновал у самых ног Хозяина Зверей и норовил заглянуть ему в лицо.

Тарнум ответил ему молчаливым взглядом, в котором сомнение уживалось с безумной мечтой. Он приложил палец к губам и осторожно приоткрыл дверь.

— Я лишь взгляну. — тихо произнес он, заходя внутрь полутемной комнатки.

Лис бесшумной серебристой молнией скользнул следом и через мгновение уже сидел у изголовья кровати, на которой спала юная охотница. Тарнум неслышно опустился на ее край.

— Я только взгляну на нее. — повторил он еще тише, устремляя на спящую беспокойный и взволнованный взгляд.

Серебристый лис сдержанно фыркнул, обнюхивая воздух вокруг головы охотницы.

— Ее волосы пахнут лесом и ветром, — поделился он своими впечатлениями с Хозяином Зверей, — и все же она не одна из нас. Ты подвергаешь нас большой опасности, находясь здесь. Допустим, тебя –то она не тронет, проснувшись, а вот меня…

Но Тарнум легонько щелкнул его по носу, не давая продолжить и вторично приложил палец к губам:

— Тише, Маленький Брат! — шепотом проговорил он, — Ты разбудишь ее.

— Но неужели я не прав? — лис насупился.

Хозяин Зверей бросил короткий взгляд на безмятежное лицо охотницы, потом посмотрел на лиса и невольно вздохнул:

— Ты прав, но…

— Тогда давай уйдем отсюда!

Тарнум, успевший уже отдаться во власть чувствам и вновь потянувшийся долгим взглядом к спящей, лишь безразлично дернул плечом и бросил уже нетерпеливо:

— Уходи. За меня не беспокойся, я догоню тебя… позже.

— Как скажешь. — фыркнул серебристый лис. Ответ Тарнума обидел его, но он не подал и виду. Соскользнув со своего места он послушно выпрыгнул за дверь и уже оттуда чуть слышно проворчал:

— И откуда в тебе столько человечины?

Тарнум вздрогнул, оборачиваясь. Он вдруг понял, что был неоправданно равнодушен и груб с лисом. Забыв обо всем ради своей мечты, он подверг жизнь Маленького Брата опасности.

Хозяин Зверей рванулся было за дверь, но лиса там уже не было, а звать его он не решился, боясь разбудить весь дом. Пообещав себе выпросить у лиса прощенье, он вернулся обратно к постели охотницы. Сев на прежнее место, Тарнум вновь посмотрел на лицо девушки, но теперь уже со смешанным чувством. Маленький Брат, словно оставил здесь свою обиженную тень, и эта тень с молчаливым укором взирала на лесного полубога, мешая ему со всей полнотой отдаться переполнявшему его чувству. Тарнуму чудилось, что тень предостерегала его и укоряла.

«Однако.., это странное чувство коварно, — с невольным страхом думал он, помимо воли вновь устремляя взгляд на спящую охотницу, — Оно ослепляет… Ради глупого и немого любования я поссорился с другом! Так почему же я до сих пор здесь, а не спешу загладить свою вину? Почему не могу оторвать глаз от ее лица?.. Я должен уйти. Уже пора, но… Силы Леса! Как она прекрасна! Как невыносимо хороша!»

Попытавшись призвать на помощь свой разум, Хозяин Зверей незаметно для самого себя оказался целиком во власти чувств. Он безмолвно взирал на лицо спящей и с трудом сдерживал взволнованное дыханье… И горячее желание припасть жадным поцелуем к розовым губам девушки!

Это желание овладело Тарнумом неожиданно властно. Оно заглушало последние остатки холодного рассудка пламенными ударами сердца и склонило его голову к спящему лицу охотницы. Хозяин Зверей замер у самых девичьих уст, едва не касаясь их своими губами. Он невольно прикрыл глаза, по капле вбирая в себя нежное тепло ее дыханья и слушая как сердце замирает в груди от неизъяснимого блаженства.

Он хотел… О, как он хотел поцеловать охотницу! Ему казалось, что лишь ради этого поцелуя он так стремился увидеть ее. Но Тарнум последним усилием разума понимал, что разбудит этим девушку и испугает ее. И возможно, когда она проснется… он наткнется на ее холодный, непонимающий взгляд.

И полубог затаил дыхание и… медленно отпрянул, стараясь унять беспокойное сердце. Он отвел взгляд и нечаянно коснулся им своей кисти, опирающейся о край кровати. Внезапно, словно вспышка озарила его! Он посмотрел на лежащую поверх покрывала загорелую руку охотницы, проведя восхищенными янтарными глазами мысленный изящный изгиб от обнаженного плеча до узкой кисти. На кисти его взгляд невольно остановился.

Тарнум долго разглядывал гибкий и хрупкий абрис девичьих пальцев, потом осторожно положил рядом свою кисть и… вздрогнул. Его сильная, перевитая мускулами, рука венчалась узловатыми длинными и цепкими пальцами получеловека—полузверя и острыми кошачьими когтями. Раньше это не казалось ему уродством, наоборот, он склонен был видеть в своих кистях хищную красоту, но теперь… когда его пальцы лежали рядом с пальцами охотницы…

Хозяин Зверей переводил глаза с тонких золотистых от загара пальцев с аккуратными прозрачными лепестками ногтей на свои когтистые руки и с болью в сердце представлял, какой ужас и омерзение отразиться на лице девушки, если эти руки оплетут ее гибкий стан… словом, посмеют прикоснуться к ней.

Это впечатление было столь тяжело, что пьянящее чувство наконец отхлынуло от сердца и Тарнум, обретя свободу, поспешил покинуть дом охотницы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.