Тарнум. Глава 6.

Члены Лесного Совета стали расходиться.

Тарнум стоял, низко опустив голову. Стыд и раскаяние терзали его сердце, и он не смел поднять глаз, чувствуя на себе косые недоверчивые и напуганные взгляды зверей. Эти взгляды прикасались к нему и жгли кожу словно раскаленные угли.

— Послушай меня, Мой Повелитель.

Белая Шкура неожиданно появился рядом, махнул хвостом, намеренно задевая им ногу лесного полубога, чтобы привлечь его внимание.

Тарнум вздрогнул от неожиданности, очнулся и посмотрел на барса.

— Судьба нашего Народа в твоей власти, — произнес он тихо, растягивая слова на свой любимый манер.

Тарнум вздохнул, снова опуская глаза. Кивнул:

— Да, я понимаю. Я сделаю так, как ты просил меня сделать на Совете.

Белая Шкура удовлетворенно фыркнул и пошел прочь. Внезапно он замер и обернулся.

— Мой Повелитель…

Тарнум поднял голову. Барс смотрел на него в упор. В желтых кошачьих зрачках таилось напряжение и беспокойство. И лесной полубог внезапно почувствовал – Белая Шкура с трудом верит его обещанию.

— Ты не веришь мне?

— Не то чтобы не верю, — барс с сомнением окинул Тарнума с ног до головы особым оценивающим взглядом зверя, — Просто предчувствую одну вещь…

Тарнум поймал себя на том, что невольно напрягся под его взглядом. Странные слова Белой Шкуры отзывались в нем мучительным беспокойством.

— Какую вещь?

— Тебе будет очень трудно исполнить то, что ты сейчас так легко обещаешь, ведомый раскаянием и стыдом. Поэтому я еще раз говорю тебе: «Держись подальше от деревне или уходи к людям навсегда, иначе быть беде». Запомни это.

Сказав так, Белая Шкура удалился.

Тарнум остался один. И он чувствовал, что не только потому, что на поляне не осталось ни кого кроме него, нет, – одиночество нахлынуло на сердце сокрушительной волной и затопило его тоской и печалью.

Звери стали бояться его… и Белая Шкура тоже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.