Педан — другая сторона

Ну вот, дорогие мои. Давненько-давненько. Однако ж – пока есть желающие спелых фиников и креативов – НАТЕ.

Первоначально хотелось написать в стол. Но, поскольку уже обещано дважды – подозреваю, что в личное может вкрасться публичное.

Итак – сотовый отключен, телефон выдернут из розетки. Занавес, дамы и господа!

Прошло уже 5 дней с тех пор как. В качестве последствий сначала училась заново ходить, потом были покорены ступеньки, теперь почти освоила встать-сесть без помощи рук, и предел мечтаний  — приседания с огоньком 🙂 и без искаженного лица…

Такие штуки никогда не проходят мимо – они показывают твое лицо при ярком свете. От себя уже невозможно отвернуться, пользуясь марой-дымкой великого иллюзиониста – Города. (Что-то все с конца получается. 🙂 Ну – да так, видать, и хорошо…)

Скажу сразу – до самой вершины я не доползла. Пять дней назад клялась себе, что и слава Богу. Теперь же – когда стал известен альтернативный путь, честолюбие нашептывает песенку «как насчет еще разок, осенью – но до самой-самой?»

— Настя, все-таки не люблю я лес, — заявила я, стоя у водопадика – у переливов чистейшей и вкуснейшей реки.

— Ну как же? Вот он, лес! Он принял тебя, обнял! Он ведет тебя! – возразила совершенно справедливо она. И я была абсолютно согласна с ней. Только на сердце лежало вот это:

— Деревья все одинаковые! Кусты все одинаковые! Не видно – ни куда идем и ни откуда пришли! Тропинка – ничего не значит!

Одна мысль – хоть бы выбраться отсюда. Как люди умудряются ориентироваться здесь? Думала, буду фотографировать. Видела кучу кадров. Но никто не ждет отстающих, а я панически боюсь заблудиться. (Ното Бене – усовершенствовать технологию переноса с собой фотоаппарата для эффекта «всегда под рукой». 🙂

Потом появилось несколько версий: у меня все же боязнь закрытых пространств, свежа память как мы потерялись ТОГДА, нет никакого опыта бытия в лесу, лес – не моя стихия. Может, купить рацию? Или компас? Детально запоминать дорогу? Отсчитывать время?

— Ээй! – кричу я, в очередной раз оставшись одна, так как «не успеваю», хотя бегу.

Потом я попадаю в теплую компанию Паши. С ним легче и спокойнее, для него лес – дом родной. И вот, дом родной неожиданно оборвался и превратился в ослепительные огромные валуны. Сияющее солнце на безоблачном небе отражается в камнях. Невероятно чудная погода. Дайте холст и краски, господа! Дайте хоть минутку фотографу! Спасибо за полминутки… Позже брат скажет, глядя в ноутбук: «М! Какая чистая панорамная съемка!»

Все камни поросли кусочками выцветшего мха – шершавого и горячего. Одно неверное движение – и можно сломать ногу, ну, или все что угодно – на выбор судьбы. Поэтому неверные движения были исключены из списка ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ. И был явлен миру крабик по имени Наташа. (В голове неотступно вертелся рекламный стишок: «Все ребята рады чипсикам из краба!»)

— Наташа! Пошевели глазиками! Знаете, у крабов такие глазки, которые шевелятся! – рыбий юмор Олега форева. 🙂

Снова лес. Передышка. Удивительное дело – между корягами сохранился лед. И мы с Пашей его незамедлительно запечатлели. Я начинаю более-менее успокаиваться. С Пашей по леску я дойду куда угодно. 🙂

Однако ж, лесок быстро кончился. И нашим взорам была явлена собственно ГОРА. Путь к вершине состоял исключительно из таких же глыб, что встретились нам до промежуточного леска. Под углом около 60ти градусов сие великолепие природы внушало благоговение и ощущение полного «капца». (Потом среди нас, кто был в тот день на Педане, стало ходовым выражение «шас как отпеданю».)

Народ начал беглый подъем на своих двоих, как и подобает прямоходящим. Я же продолжила путь под чутким руководством Паши («Здесь совершенно некуда падать!»), думая неотвязно о чипсиках из краба и передвигаясь исключительно на четвереньках. Слова «ужас, страх, паника» просто не в состоянии передать глубину моих глубин. Рядом слышались восторженные реплики: «Какая красотища-то!… Ну посмотри же – какая красота!» «О, Господи!» — молилась я о спасении.

Краем глаза взглянув в направлении «красоты» и почувствовав головокружение от высоты и резкости уклона, я приняла твердое решение не смотреть вниз и думать только о близлежащих камнях.

Припекало солнце. Поддувал горный вкусный воздух. Мы с Пашей остались уже одни, так как все бежали гораздо быстрее, чем карабкалась я.

— А как ты будешь спускаться, если ты даже смотреть вниз не можешь? – задал резонный вопрос мой великолепный спутник.

— На своих четверых… Но, вообще-то я стараюсь об этом не думать, — честно ответила я.

И я решила не ползти дальше, а остаться «напротив елки». Посреди сияния камней и величия Педана. Обменявшись номерами сотовых, я отползла в малюсенький островок дерев, а Паша поскакал догонять впереди идущих.

Было 3 часа дня. Опорожнив кишечник (мне более всех нравится эта литературная находка – описание сего процесса) и, нервно посмеявшись сама с собой на тему того, что я «наложила на Педан», был выбран плоский камень, на котором я и распластала свое усталое тело. С этого положения я впервые отважилась посмотреть в лицо высоте и красоте хребтов. Не сразу, через какое-то время я смогла смотреть и понимать – насколько удивительно это место. Было видно откуда предположительно мы пришли: примерное место Лукьяновки, распадок, скрывающий в себе реку, по которой мы шли к подножью, два хребта, сходящиеся в точке, которая была у меня за спиной – вершине горы.

Я попробовала есть припасенные бутерброды. Смогла сжевать половинку черного хлеба, запивая водой. Остальное организм категорически отказывался принимать.

Зазвонил мобильный – Паша предлагал мне выдвигаться дальше, ссылаясь на то, что после перевала уклон не такой крутой. Так я смогла проползти до второй и последней елки. Ползти было легче – отчасти пропал страх высоты. Я знала, что смогу спуститься, что могу радоваться виду, который открывается с этих камней. Но сил на восхождение не осталось, и, доползя до очередного микролеска, известила, что я все-таки пас, устала. («Как будете проходить мимо елки – крикнете меня», — попросила я Настю.)

И вот, на добрых полчаса я осталась на высоте птичьего полета «как гордый орел, савсэм адын». Странное, все же, место. Местами стоят совершенно белые стволы высохших деревьев, такие же, выжженные солнцем, толстые лианы окутывают камни. «Поразительно, — думала я, — люди здесь находят места силы, люди вообще умудряются здесь подниматься… Как сказал Паша: «У каждого свой порог страха».

Вскоре на горизонте появились Саша, Аня и мальчик Леша. Они сказали, что я на полпути к вершине.

Мы начали спуск. Они – прыгая на ногах, я – на четвереньках. Разум отказывался верить в происходящее, что было и к лучшему. Наступил паралич страха, похожий на чувство, хватающее сердце на горе Соболиной. Я считала себе вслух: «раз, два, раз, два…» И передвигалась с камня на камень.

У входа в лес меня ждал Саша. Я перевела дух.

И Саша решил пойти «короткой дорогой». (Та-да-да-дам!)

Лирическое отступление о приморской тайге. Наши леса – это поразительная мешанина кустов, лиан, деревьев и каменей. Наступая на глыбы Педана, тайга поглощает их, покрывая ветвями, растениями и пряча подо мхом.

Бег «короткой дорогой» (ха-ха, сказал Паша мне в мобильный, — вы пошли напрямик – тогда мы будем быстрее вас) – это спуск без пути и дороги вниз, прыгая по торчащим камням, уходя по пояс в мхи, маскирующие дыры между камнями, поедая мошек, залетающих в рот, глаза, нос, в лицо – не реагирующих ни на какие репелленты. Поверх истерических страданий тела, скачет кошмарная мысль: а если мы заблудимся в этом диком месте? Ведь скоро вечер – а ни у кого из нас нет фонаря, а в распадке пропадает мобильная связь! Оставалось только молить небо и духов леса – отпустить нас, и бежать что есть силы, сдерживая панику настолько, насколько это возможно.

Вид неожиданно появившееся под ногами тропинки подарил неописуемое облегчение! Мы добежали до реки и припали к ней. Я пила ледяную воду, и мне было все равно, что при таком разгоряченном горле – это верная ангина…

Минифотосессия. 🙂 И помчались дальше.

Из кустов показался Нео. В лесу не имеют значения надуманные городские истории. В лесу каждый – человек и брат.

Я так радовалась, что нашла тропинку, что не заметила, как проводники Саша и Ко – исчезли и до них стало не докричаться.

О, ужас!!! ОПЯТЬ!!! Вечереет, а только я и он – «в центре поляны»!! Ни фонариков! Ни дороги толком никто из нас не знает!! Паника застлала разум. Нео услышал все о моих чувствах, услышал «только не уходи», услышал «побежали быстрее – скоро стемнеет», «ты не представляешь как мне страшно в этом лесу» и так далее, и так далее…Позже (да и сейчас) я гордилась собой, что так искренне предалась страху. Нео был спокоен: «Да что ты! Мы же все вышли из леса!»

Запомнился момент, когда, перескакивая с камешка на камень, Нео, не заметив, легко перескочил через желто-полосатую змею, а я остановилась, размышляя, как бы обойти это чудо природы. Не долго думая, мой проводник, придавил слегка шею змеи бутылкой с водой и я пробежала мимо. (Ни одна змея при съемках не пострадала. 🙂

Выяснилось, что у Нео есть рация. И, хотя мы путались, и не знали точно – выведет ли эта тропа к дороге или нет – дорога в конце-концов оказалась под нашими ногами.

И я восхвалила небеса! А организм начал очистительные кровопускания…

Ночью, лежа на надувном матрасе, перед моими закрытыми глазами все еще летали стаи мошек и стояли, уходящие в пропасть, великие камни Педана.

16.06.07.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.