Цветные стеклышки_Водопады Петрова

Cтарое, но вечно новое

Жизнь – прекрасна. Она стремительна. Она – лучезарный поток из рук, звуков, вдохов, криков, взглядов. Она дарит лица, она дарит знакомые и незнакомые следы, она вечно рядом, она щедра и жестока, она мудра и безумна. И нужно только лететь птицей и вдыхать сладкие запахи жизни. Танцевать, быть смелым, смеяться и помнить слезы, помнить ночной шум моря, помнить сдержанно-страстный поцелуй в щеку, помнить свободу в груди, помнить сказки. Быть любовью и верить, верить, верить…

 

Точки над Е

Мы мчались по лесу: без еды, без фонариков, в поздних сумерках, сбивая ноги о кусты, проваливаясь в ручьи. Мы срывали ветки, уворачивались от упавших и натыкаясь на торчавшие сучья. Мы слушали шум реки.

Вода журчала то правее, то левее. То затихая, то приближаясь. Темнело стремительно. Мы бежали все быстрее. Все громче и громче мы пели песни.

— Стойте! Тихо! Давайте послушаем реку!

Не было сил более сдерживать темное нечто, которое пытался заглушить разум, говоря о том, что вполне можно заночевать и в лесу, что нас обязательно хватятся и пойдут искать, а может, уже ищут.

Мы остановились, и было сказано:

— Да все будет хорошо. В этом лесу невозможно заблудиться!

И снова мы запели «Капитан, капитан, подтянитесь! Ведь улыбка – это флаг корабля!…»

Потом мы чуть не упали — ночной уже лес резко закончился дорожной колеей. Дорогой в лагерь.

И это было самое настоящее чудо!

А точки над Е были расставлены.

 

Фантазия

Подари мне часть своей силы, просила я, робко уткнувшись в твое плечо лбом.
Я пользовалась теснотой палатки.
Я брала кусочек твоей силы у тебя, Тот, Кто Считает себя Властелином.

 

Суслики

Они стояли у берега моря. Мальчик в белых трусах и две девочки. Они стояли рядышком, на песке, закутавшись в раскрытый спальник, и весело таращились в лунную даль.

В соленой воде плескались двое.

Три пары круглых, детских в своей чистоте и задоре глаз смотрели на купающихся, тряслись от холода и были абсолютно счастливы.

 

Лучшее – это когда сердце танцует как крылья бабочки

Карамельное море дымчато переливалось под лунными всполохами, что были смягчены набегающими размазанными тучками.

Стояла ночь.

Был пустынный пляж, песок – днем белый, а ночью цвета тусклого серебра. По берегу шли трое.

Было такое редкое чувство пронзительной, разрывающей сердце от сладости и совершенства красоты, что хотелось петь. И мы пели. Потом – лежали на песке и смотрели в темное небо. Потом говорили.

Мы достучались до небес.

 

Сердце неподвластно разуму и в этом его мудрость

Не замолкай, мое сердце! Не замолкай! Подари мне мудрость долгой любви! Любви безграничной и безвременной! Всепрощающей и всепонимающей! Равновеликой!

Но если ты замолчало, то дай сил быть в абсолютной тишине.

 

Двое – это два и один

Я стояла у палатки, и мне было больно.
Сначала было непонятно — отчего.
Но было больно так, что я ушла к берегу моря.
Я шла и хотелось рыдать в голос.

Я уже знала, что эта история мне известна, что уже видела это.
Мне было очень-очень жаль. Потому что самое любимое, самое ценное в тот момент было пройдено и перешло в другое.

Были сердца трех, а стало  — сердца двух.

Я видела уже такое. Я видела эту прекрасную дружбу. Дружбу, что самая высокая, светлая и хрупкая. Когда удерживается грань между легким флиртом, искренней и чистой любовью, свободой, нежностью, смехом и долгими разговорами. Когда мужчина и женщина, легко и лучась, порхают с цветка на цветок, не выбирая, просто по велению игривой прихоти ветра.

А нас было трое: мужчина и две женщины.

Трое – это одно. Двое – это два и один.

И я плакала, и я утешала себя. И я говорила, что я благодарю небо за посланное счастье быть втроем, за счастье быть рядом с людьми, которые оживили мое сердце и душу. И я говорила себе, что они – прекрасны, и не мне тосковать об этом.

А еще я благодарила небо, что увидела это уже другой, зрячей, что цена – ничтожна, что весы перевешивает радость и воспоминания, которые дарят улыбку и свет.

И все-таки.

И вот, сидя, демонстративно, с противоположной стороны костра, я решилась. И села рядом и, улыбнувшись, сказала:

— Вроде, мне легчает.

05.09.2006

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.