Книга Таинств — глава 1

Девиес велела эльфам уложить раненного на постель. Когда эльфы ушли, она осторожно присела рядом с нежданным гостем и с еще большей осторожностью принялась его разглядывать. Колдунья сразу уловила его скрытую магическую силу. Однако, ее природа была не понятна. Чтобы рассеять сомнения, Девиес попыталась наложить на раненного заклинание Видения. Но едва ее руки коснулись его лба, как она тут же в ужасе отпрянула. — Мир Мертвых… — невольно вслух проговорила она с трудом переводя дыхание и все еще чувствуя неприятный холод на пальцах. Девиес поспешно встала. «Значит, этот красивый молодой мужчина — некромант! — подумала она, с тревогой поглядывая на раненного, — Как странно… Внешне очень похож на джинов. Но что же с ним теперь делать? Конечно, разумней было бы убить его прямо сейчас, пока это исчадие смерти не пришло в себя, но… Это противоречит морали! Мои эльфы ранили его. Мой долг излечить… Это будет опасно.» Однако, Девиес не могла поступить иначе и нанести удар врагу, пользуясь его беспомощностью. Поэтому, она вздохнула и вернулась к постели, изо всех сил надеясь, что антимагия Леса защитит ее от силы некроманта. Она осторожно освободила тело молодого мага от одежды и осмотрела рану. Обломок заговоренной стрелы эльфов глубоко вгрызся под самым сердцем. Девиес подумала, что ее эльфы никогда не промахиваются, следовательно некроманта все же хранило какое-то заклинание, оно и отвело смертоносную стрелу. Значит Лес подавил не всю чужеродную магию… — Слишком силен… — размышляла вслух колдунья, простым заклинанием останавливая кровотечение. Однако заклинание пришлось повторить трижды. Магическая защита даже под сенью Леса слепо хранила некроманта от любых чуждых чар. К великому разочарованию Девиес излечить глубокую рану при помощи волшебства у нее и вовсе не получилось. Иммунитет к белой магии друидов встал на защиту своего хозяина, и колдовство разбивалось о его невидимые доспехи, словно капли живительной влаги об окаменевшую землю. После нескольких тщетных попыток Девиес выбилась из сил и поняла, что расстаться с непрошеным гостем как можно скорее не получится. Ей придется самой врачевать его, оставив на время магию. Она встала с постели, вздохнула и велела эльфам принести бинты и все необходимое для обработки раны. Искусству врачевания ее обучила наставница Аманда еще в детстве, поэтому все должно было получиться.

***

Несмотря на свою молодость, Девиес была довольно опытной колдуньей. Ей даже приходилось три раза сталкиваться с некромантами и выжить при этом. Поэтому первым делом она призвала на помощь все свои магические знание и сотворила Силовое Поле, которое невидимой пеленой окутало раненного незнакомца и должно было поглощать любое враждебное воздействие. Его самого она велела перенести из своей обители в отдаленную и пустующую Усадьбу Эльфов, чтобы уберечь от тлетворного влияния некромагии населявших ее дом существ. Там она поселилась на время. И только после этих приготовлений Девиес целиком посвятила себя лечению раненного. Она не хотела подвергать опасности хрупкие души своих подданных, поэтому сама принесла воду из Фонтана Молодости и омыла ее живительными струями рану. Потом сама изготовила целебную мазь из трав и поместила ее в заговоренный глиняный горшочек. Все это время некромант не приходил в себя. Девиес это не очень беспокоило, она знала, как живучи некроманты. Где простой смертный расстанется с жизнью, некромант выживет. Все маги знали, что этих Детей Смерти почти невозможно убить. Но все же… они смертны, и Девиес никогда не простила бы себе, если бы кто-то по ее вине умер бы от ран, поэтому она дождалась, когда целебная мазь настоится, и вечером спустилась в погреб, где распорядилась уложить раненного. Недра земли должны были обеспечить дополнительную защиту от возможной магической атаки с его стороны. Когда молодая колдунья присела на кровать, некромант все еще был без чувств: такого было действие заговоренных стрел эльфов. Девиес зажгла напольную свечу и, когда ее теплый свет коснулся лица раненного, она внимательно всмотрелась в него. «Слишком красив для некроманта, — в которой раз невольно подумала она, — И хотя белая гладкая кожа выдает его природу, чистые прямые черты лица и медные пряди волос указывают на родство с джинами… Но как это возможно?.. Хм. Ладно, потом попробую выяснить у Аманды.» Колдунья поставила горшочек с мазью на колени и ослабила повязку… Рана даже не загноилась! Без сомнения лечение должно было быть не очень долгим. Это немного успокоило колдунью и она, осторожно обмыв рану водой, принялась смазывать ее снадобьем…

***

Сильная боль в груди вырвала Асириуса из липких объятий забытья. Боль в теле, под сердцем, и… боль от воздействия на него белой магии! «Магия друидов» — безошибочно определил некромант, открывая глаза. И тут же почувствовал себя словно в тисках. Сотворенное кем-то Силовое Поле усиленное во сто крат воздействием Леса и близостью земных недр подавляло его способность к магическим действиям, заставляя переживать чуждое ему чувство невыносимой боли в душе. Боль в душе и… боль в теле. Молодой маг почувствовал, что не в силах пошевелиться… И белая магия чудовищной силы вокруг него… «Если я в плену у клана друидов… Нет, лучше смерть!.. Однако… почему я не ощущаю опасности?! И… как больно под сердцем…» — Асириус нашел в себе силы, чтобы вернуть себе полноценное зрение. И поспешил осмотреться. Он лежал на узкой кровати в темной комнате, освещенной пламенем свечи и был по пояс обнажен. Рядом сидела молодая женщина в зеленых одеждах колдуньи. Шелковистые длинные локоны цвета спелого колоса ниспадали ей на грудь, скрывая лицо. А тонкие руки… Асириус проследил за движением ее рук и… невольно сильно вздрогнул от ужаса! Пальцы женщины касались его обнаженной груди и там зияла рана, из которой текла кровь… Его кровь! «Вот он источник моей боли! — Асириус в отчаянии напряг все силы, но… разорвать заклинание белой магии не смог. — Не знал, что друиды способны на столь изощренную пытку… Или… им нужна кровь некроманта!»

***

Едва Девиес коснулась вымазанными в мази пальцами краев раны, некромант судорожно вздрогнул и со стоном открыл глаза! Молодая колдунья тут же резко отпрянула, со страхом ощущая, как задрожал эфир от отчаянной попытки мага справиться с Силовым Полем. Если бы не помощь Леса и недр земли, ее заклятье тот час обратилось в ничто! Этот некромант был невероятно силен. Девиес с ужасом подумала, что магическое эхо его пробуждения могло донестись до ее обители и стоить нескольким особо беззащитным созданиям, например, феям, их душ. Девиес встала и приготовилась защищаться, наспех сотворив перед собой заклинание Щит, на случай, если чары Леса не устоят. Она твердо посмотрела в глаза этому исчадию смерти и… увидела в раскосых глазницах две черные бездны странных зрачков джина! Глаза лишенные белков, дарующие своему хозяину способность видеть то, что происходит за его спиной, не оборачиваясь… Только джинов природа наделила подобными глазами. Но перед ней был некромант. Однако, джины не были способны к некромагии и общению с Миром Мертвых… «Кто же ты? — в замешательстве пробормотала про себя Девиес, не спеша снимать защитное заклинание, — В тебе Сила Мертвых, но телом ты — джин. Как это могло получиться? Или я ошибаюсь и ты – новjе порождение тлетворного мира?» Она некоторое время размышляла, как ей поступить дальше. Однако ничего придумать не успела. Некромант, взглянув на свою рану, внезапно так отчаянно рванулся в тисках Силового Поля, что оно… не выдержало второго натиска и порвалось! Колдунья едва не упустила драгоценное мгновение! Но Девиес была талантлива в Магии Земли и поэтому во время призвала на помощь ее силы. Прямо из пола выползли могучие корни Дендридов и некромант вмиг оказался в их власти, скованный заклинанием, которым они были заговорены. В последний момент Девиес пощадила его и корни не задели свежую рану. Видя, что этот чудовищный порыв стоил некроманту почти всех его еще не восстановившихся после тяжелого беспамятства сил, Девиес осторожно подошла к постели и посмотрела в его черные глаза. Молодой маг, тяжело дыша, вынес ее взгляд и спросил: — Кто ты? — А кто ты? — разумно ответила на это колдунья, не спеша освобождать его от корней Дендридов, и с изумлением отмечая про себя, что и голос у него красивый, как у джинов, а вовсе не такой скрипучий, как у нечисти. Некромант стиснул зубы, переводя сбившееся дыхание. Он изо всех сил пытался порвать корни. Ответ Девиес заставил его призадуматься.

***

«Она совсем не боится меня, хотя знает что я владею некромагией, — в невольном замешательстве подумал Асириус, разглядывая красивое лицо женщины и ее светло-зеленые глаза, в которых угадывалась бесконечная доброта и магическая сила, — И она знает, как правильно говорить с некромантами… К тому же ее волшебство очень сильное… Нет, она не принадлежит друидам. Скорее всего, это колдунья… Тогда, зачем ей моя кровь?!» — Ты – колдунья… Что ты со мной делала? В ответ молодая женщина спокойно кивнула, все еще не снимая с корней заклинания: — Ты угадал,.. некромант. Мое имя – Девиес. Я тебя лечила. Мои эльфы ранили тебя у Дерева Знаний, это ты помнишь. К несчастью твоя магическая защита отвергла мое волшебство и излечить тебя предстоит не чарами. Я приготовила целебную мазь. Она замолчала, ожидая ответа. Асириус на минуту забыл о путах, задумавшись над ее словами. Выходило, что они оба попали в хитрую ловушку. Он был знаком с Кодексом Белых Магов, в котором говорилось, что нет ничего выше дела спасения безвинно павших существ, какой бы природы они не были. Следовательно, колдунья Девиес не могла оставить его умирать от глупой заговоренной стрелы эльфа. Однако, ее волшебство бессильно против его магической защиты, которую наложила на него еще его мать. С другой стороны, он не в силах вылечить себя при помощи некромагии сам. Для заклинания Восстановления необходимо забрать жизни  других существ, живущих неподалеку, а колдунья не даст ему этого сделать и он должен с этим считаться: ее силу множит воздействие Леса и недра земли (Девиес очень умно заключила его в подвал) помогают ей сдерживать его магию. «Итак, колдунья вылечит меня, как человек человека, — резонно заключил Асириус. — Иного выхода нет. Пусть будет так. Однако, своего имени я не скажу ей.»

***

— Служение Белой Магии велит мне помочь тебе. Девиес испытывающе посмотрела в глаза некроманта. Тот ответил не менее пристальным взглядом: — Да будет так, — успокоившись в объятьях корней, ответил он. — Лес – особое место. И пока я здесь я вынужден принять твою помощь. Девиес неприятно покоробила его непреклонная гордость в глазах. «Эти некроманты воображают, что уже мертвы, поэтому не боятся ничего на свете. Даже самой смерти.» — невольно вспомнила она слова своей наставнице, а вслух сухо сказала: — Стрела, которой тебя ранил мой эльф, была заговорена. Поэтому рана вполне заживет лишь через семь дней… Даже на тебе, на ком они обычно затягиваются за мгновение… — Для этого мне нужны чужие жизни, — вставил некромант и колдунья невольно поежилась от холодного блеска его глаз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.