Дневник принцессы. 11

Калибен вновь замолчал…

Я едва смогла разглядеть его лицо: последние свечи догорели и сумрак превратился в густую тьму. Лишь из узких окон скупо сочился призрачный лунный свет. Стало неуютно и холодно.

Я тоже молчала. Прислушивалась к себе, пытаясь понять, изменилось ли что-нибудь во мне после признания Бенедикта. Оказалось — нет. Я не перестала любить его меньше оттого, что кровные узы меж нами оказались разорваны. Да и разорваны ли они? Ведь не одна только кровь роднила нас столько лет и вязала эти узы?

— Что он сказал тебе потом? — тихо спросила я в темноту.

Калибен не ответил. Он вообще не шелохнулся, словно бы не слышал меня. Так пробыли мы в темноте и молчании довольно долго.

Я думала о Бенедикте. О том, какую роковую шутку сыграла с ним судьба, подарив ему черты матери, столь же сильно похожей на государя, сколь сестра может быть похожа на брата. И черным волосом, и темнотой глаз.

Исповедь Калибена потрясла мой разум настолько, что, оглушенная собственными мыслями, я не сразу услышала шум.

Шорох травы… Он звучал все отчетливей. Словно к склепу кто-то приближался.

Это действительно оказалось так. В дверном проеме внезапно возник силуэт. В темноту ворвался яркий свет от факела. Он осветил склеп и лицо державшего его.

Это был Мэллит. Он увидел сначала меня.

— Девиес, что ты здесь…

Я не успела ему ничего сказать, как его взгляд метнулся вглубь помещения и… вдруг стал таким враждебным и злым, что у меня сжалось сердце. Я отважилась проследить за его взглядом, хотя и так прекрасно знала, куда он устремлен.

Калибен стоял там же, где и до появления моего брата. Он замер, глядя на него в упор, и его взгляд с каждым мгновением стал становиться все холоднее и холоднее. Через каких-то четыре моих ничтожных и испуганных удара сердца, он совершенно преобразился. Исчезли глубина и горе, ушли боль, смятение.

Вернулся старый Калибен. Озлобленный безумец…

— Он здесь!

Отрывистый крик Мэллита, полоснул меня по сердцу, словно нож. Я вскочила со скамьи.

— Мэллит, послушай, ты не знаешь…

Но тут в склеп ворвались Фейк, Джекос и Кэлм.

Кэлм оказался возле меня и, ни говоря ни слова, схватил за руку и поволок к выходу.

От неожиданности я растерялась и позволила себя тащить. Потом я краем глаза увидела, как Фейк, Джекос и Мэллит кинулись к Калибену. В обманчивом свете факела Мэллита …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.