Глава 4. Alt + Ctrl + Del

 

Есть что сказать? Действуй!
Просто звони с мобильного на мобильный!
(реклама оператора сотовой связи)

Я так и не убила Монстра.

Потому что меня разбудили, со всей дури ударив веслом по спине (видимо спала на боку)!

Последнее, что я ещё успела «сделать» во сне, так это вылететь со свистом за белую каноническую дверь и увидеть, как внутренне похожий на меня человек на прощание машет мне рукой, улыбаясь, когда я пролетаю как ракета мимо него.

Всё.

В следующее мгновение я уже тупо смотрела круглыми от удивления глазами на зажатый в моей правой птичьей лапке будильник. Он только что жалобно вякнул в последний раз, когда средний коготь надавил на его красную пипочку…

Без комментариев, как обычно. Я же уже говорила вам, что такие сны не только не про меня, но и иногда даже против меня и вопреки меня? Вот… полюбуйтесь! Случился-таки типичный вариант – «вопреки меня»!

Всё не так вокруг и внутри.

И птичья лапка вместо человеческой руки – ещё ерунда по сравнению с окружающим пространством:

Никакой Дороги, никакого Неба над головой и… никакого гламура! Я имею в виду босоножки, платьице и мешочек с бриллиантами. Вместо этого – комната, кровать, тумбочка, одеяло и будильник!

Я НЕНАВИЖУ БУДИЛЬНИК

А… да что там! Я ненавижу так же и тумбочку, кровать, комнату и… А лапка мне кстати нравится. Чёрт! В мешочке… В моём мешочке, который остался во сне, под кустом, был журавлик!!!

Впав в немедленное бешенство по причине осознания пропажи пропаж, я отшвырнула будильник и упала на постель, натянув одеяло на лицо и с силой зажмурившись, – в твёрдом намерении заснуть немедленно и ОБРАТНО, к чёртовой матери!

Но вместо этого услышала откуда-то из-за стены приятный мужской голос:

— Дорогая! Ты там не уснула? На работу не опоздаешь?

Так. Это не мне. Я – не дорогая. И я сплю, сплю, сплю, сплю, сплю…

— Солнышко! Вставай!

…сплю, сплю, сплю, сплю…

— Опоздаешь же!

…СПЛЮ, я сказала, ёпрст!! Сплю и знать тебя не знаю, кто бы ты ни был, нет тебя, и не моя это комната, и я – не я. Не хочу! Птичью лапку оставлю, а «работу» и «солнышко» пошлю сейчас к дьяволу…

Я честно пыталась заснуть из последних сил. Но когда это кому удавалось сделать «из последних сил»?

Да ни кому. А если тебя ещё целуют в лоб в процессе всякие личности, то это же просто бесполезное занятие.

Я с резким щелчком открыла глаза.

Я увидела потолок и лицо моего мужа. Очень милое лицо… к сожалению. К сожалению – потому что я – не «солнышко». Я Монстра не добила. Я не поговорила с тем человеком, внутренне похожим на меня. Я потеряла свои усы и свои шпаги, и… письмо про Дом с мандаринами…

Я…

Я должна «вставать» и «идти на работу».

Ну, что ж… Ладно.

Так.

Как там «это» начинается-то?

— А чёрт! Опять проспала! (чмок его в губы) Дочка уже встала?

— Уже чай пьёт.

— Хорошо. Ты-то позавтракал?

— Да.

Я выскочила из постели и метнулась в коридор мимо мужа, молясь, чтобы он не успел увидеть мою птичью лапку. Вряд ли он сможет это понять. Потом я заскочила в ванную, боковым зрением ухватив девочку на стульчике на кухне в проеме двери, которая помахала мне рукой:

— Доброе утро, мам!

Я помахала ей в ответ птичьей лапкой. Врубив воду на полную катушку, я отчаянно застучала флакончиками и тюбиками с пенкой для умывания. Опаздываю же, блин! На работу! Убьют!

Мельком взглянула на своё отражение в зеркале. Ну, конечно, ни синей слезы под глазом, ни красных волос на голове (только коричневые, косматые)… Кто бы сомневался!

На работу… На работу… Дочку в школу… Позавтракать не успею. Ладно, в ящике стола на работе, кажется, осталась со вчерашнего булочка. Приеду – съем…

Я умылась одной рукой. Очень неудобно с непривычки. Выскочила и поскакала обратно в комнату одеваться, на лету вытирая лицо полотенцем.

— Мам!

— Заяц, мам одевается.

— Ну, мам!

Я обернулась, не прекращая натягивать на левую ногу штанину. Муж был уже в прихожей. Оттуда запахло кремом для обуви. Прям как я – никогда не чистит свои ботинки ВЕЧЕРОМ…

Дочка смотрела на меня снизу-вверх:

— Мам, а покажи ещё раз свою лапку!

Я посмотрела в её глаза. Из них на меня посмотрело солнце. Я улыбнулась ему и показала дочке свою правую руку:

— Классно! — оценила она, осторожно дотронувшись до моих морщинистых птичьих пальцев, — Мам, а можно я сегодня не пойду в школу?

Можно ли?

Глаза пришлось отвести. Можно ли? Можно ли девочке с солнцем внутри не носить его в школу…

— Нет, конечно. Нельзя, — и решительно добавила, вдруг вспомнив «как надо», — Ишь, что ещё придумала!

— Опять ты так вот?  А там Петька меня за косички дергает!

— Дай Петьке в… Тьфу! Скажи классному руководителю, что Петя ведет себя не хорошо.

— Дорогая! Ну, ты долго ещё будешь копаться?!

— Уже бегу!

— Ну, мам…

— Пошли.

Краситься буду на работе. Я схватила дочку за руку и побежала дальше. Потом мы вихрем промчались по лестнице в подъезде (периодически я порывалась перемахнуть через перила для сокращения маршрута) и влетели в машину. Муж уже был за рулем.

Погода была – дрянь. Настроение – дрянь. Из-за Монстра, журавлика и вообще, я не люблю просыпаться здесь.

— Ты куртку взяла?

— Да, пап…

За окном поплыл городской пейзаж… Я смотрела на него и вспоминала о том, как меня выгоняли из Города. Справа сидел муж. Я положила кофту на колени, спрятав под ней свою ни пойми каким макаром измененную конечность. В груди поднималось отчаяние. Что не удивительно – Монстр был жив, а я была здесь. Такой чудовищный disconnect!

— Дорогая, ты чем-то расстроена?

«Ха!»

— Да так…

— А, понятно…

Я невольно с надеждой покосилась на профиль моего мужа. Неужели «понятно»?! Значит, он видел мою птичью лапку, иначе откуда…

— …Критические дни, да?

«Критические дни» — это, если вы не в курсе, такие специальные дни, которыми можно объяснить любые колебания женской вселенной. Собственно, полюбуйтесь, как это происходит…

В таких случаях, я молчу и улыбаюсь так, чтобы нельзя было понять, то ли «да», то ли «нет» и кто из нас двои «идиот». А что тут ещё ответишь? Лучше ловко вешать «неловкие паузы».

Мы подъехали к зданию моей РАБОТЫ. Здание было огромным. Серым и, как обычно, ГОЛОДНЫМ. Оно красноречиво намекало мне, подмигивая всеми окнами, что не прочь начать сегодня, например, с меня. Ну и вон ещё с парочки таких же людишек, которые как раз поднимались по ступенькам к дверям.

Я быстро чмокнула мужа в лицо, помахала дочке и выскочила из машины.

— Удачного дня, дорогая! — крикнула мне напоследок «моя вторая половина».

— Издеваешься? — пошутила я в ответ.

И побежала к дверям здания. Мимо и рядом бежали другие люди.

Начинался «рабочий день». В этом мире их было пять против двух «не рабочих». Обычно.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.