Глава 0. Терминатор — Судный День

Не верь. Не бойся. Не проси.

Зал Суда был переполнен. На скамье подсудимых сидела Я. Слева от меня было окно и лавка с десятью прокурорами. Справа был стул для адвоката. Стул был пуст. Что касается сочувствующей публики, то её было в избытке, но она не собиралась мне сочувствовать. Просто её было в избытке…

— Итак, господа! Слушается дело ненужного человека! — подал голос Судья у меня за спиной и эстетично постучал молоточком по столу, призывая публику к тишине и вниманию.

Если бы он призывал её к сочувствию, он стучал бы безрезультатно весь день, а потом просто пошел бы домой спать.

Короче, публика сделала вид, что она внимательна и молчалива.

— Подсудимый обвиняется в том, что несёт вредный бред, отвлекая всех нас от серьезной работы, — продолжил Судья, — Так же у него кислая рожа, что безусловно является отягощающим вину фактом!

Публика согласно закивала и стала издавать нестройный ропот праведного негодования. Все тут же вспомнили собственные проблемы и справедливо обвинили про себя в них меня, хотя меня они все видела первый раз в своей жизни.

Я сидела и смотрела на пустой стул справа. Мой адвокат не пришел. Не то чтобы я сильно верила в то, что он придет сегодня, но… Просто всё равно надеялась. Глупо, я знаю.

Судья между тем продолжал вводить Публику в курс дела. А как же иначе? Он прекрасно понимал, что работает в шоу-бизнесе. Прокуроры были на подтанцовке. Публика платила за всё.

А я даже не была актером.

Я была темой для спектакля. Темой, которую можно углубить и расширить, проработать, так сказать, во всех мыслимых и не мыслимых АСПЕКТАХ.

— Вот его показания, уважаемые господа! — со скамьи поднялся один из прокуроров с пачкой мелко исписанной бумаги.

В зале суда были не только господа, но и дамы… Но это на мой взгляд они были «дамы». Чисто с биологической точки зрения. Идейно они так же были «господами».

— Итак, обвиняемый на вопрос следователя «кто ты такой?» рассказала следующее:

«Было семь ангелов, согласных прийти к вам сюда.

Первый ангел пришел, но родился в богатой семье. Он стал жить в достатке и видел вокруг красоту вещей. Он не увидел и забыл причину своего прихода.

Второй ангел пришел, он родился у очень добрых людей. Он стал жить в гармонии и видеть красоту чувств. Он не увидел и забыл причину своего прихода.

Третий ангел пришел, он родился в лесу. Он стал жить в другом мире и видеть красоту другого мира. Он не увидел и забыл причину своего прихода.

Я четвертый ангел. Я пришел и родился среди причин моего прихода. Я живу среди причин. Я вижу пустоту вещей, одиночество чувств и инаковость другого мира. Первый ангел должен был научить вас, что вещи – значит пустота. Второй – научить, что любить – значит жить. Третий ангел хотел познакомить вас с миром, в котором вы живете, и научить любить не только себе подобных, научить вас, что жить – значит жить везде и любить всегда. Я же пришел, чтобы увидеть, что удалось им, а что повторят следующие за мной. Я вижу вас и я в глубоком горе. Я в растерянности: вы все мечтаете об одном, но каждый день проживаете так, чтобы ваша мечта стала совершенно неосуществимой. Горю моему нет предела, так же как не вижу я предела вашей жестокости. Слишком долго я среди вас. И все что я вобрал в себя от вас, так это вашу слепоту… Я хочу вернуться и взять свое согласие спасать вас обратно. Вы не хотите воплощать ваши мечты в реальность. Вам ни к чему и помощь значит. Вы живете в прекрасном совершенном мире полном любви, но все ваши желания и взоры устремлены в пустоту, вы отвергайте собственное сердце. Вы – мертвы все до единого, с самого рождения обречены на смерть. Вы не хотите жить. Вы даже не верите в существование этой самой жизни. Вы презрели свой дом. Мне вы кажетесь жалкими призраками тех людей, которых мы согласились спасать. Я думаю теперь, что вы не излечимы. И когда настанет мой час покидать вас, я приду к отцу и скажу ему свое мнение. А может и нет. Чем дольше я среди вас, тем больше во мне вашего яда. Он туманит разум. Я не помню, где мой дом. И не помню, кто мой отец. Я забываю, что такое любовь. Я почти не верю, что у меня есть крылья. А они есть.

Нет, решительно, ничего кроме сожаления о безвозвратно погубленном, я не испытываю, глядя на вас всех. Если мне удастся убедить отца, то после меня остальные три ангела не придут к вам. Напрасные страдания вы причините им и только. А вы не стоите и одной их слезы.

Слезы ангелов упадут в вашу пустоту. Это самое бессмысленное дело во Вселенной.»

Прокурор закончил декламировать и в зале суда наступила обличительная тишина. Публика была в шоке. Сейчас начнет кричать.

Я вздохнула и посмотрела на пустой стул адвоката… Меня как раз посетила свежая мысль о том, что может это вовсе не стул для адвоката. Может я себе придумала, что в этом суде должен быть стул для адвоката и сам адвокат, пришла сюда, не увидела никакого адвоката, зато увидела пустой стул и просто неправильно логически вывела связь.

Публика тем временем, как раз когда я обнаружила в своих надеждах ошибку, оправилась от шока и стала издавать возмущение…

— Тишина в зале суда! Тишина! — важно и со значением застучал молоточком по столу Судья так, словно бы действительно постиг суть тишины и следовательно всю её сокровенную важность.

Тишина, вспомнила я к слову, это белый лист, на котором сущее готовится написать свою судьбу росчерком ещё не родившейся мысли.

Вряд ли судья имел ввиду эту тишину. Но Публика тем не менее заткнулась.

— Обвиняемый, повторите нам, пожалуйста, как ваше имя, — вдруг вкрадчиво и с показной наивностью обратился ко мне один из прокуроров шоу.

— Зеркало.

— И что вы отражайте?

— Пустоту и ложь. Впрочем, это одно и то же. Ложь, когда вы говорите, что счастливы, и пустоту, когда вы говорите, что несчастны…

Публика снова возроптала.

— Довольно! — оборвал меня прокурор.

Я молча поклонилась в знак смирения. Знак смирения – величайшая лазейка в этом мире лицемерия. Уж вы мне поверьте. В мире, где правит его величество «Сделай-Вид»…

Итак, я сделала вид…

Интересно, завтра утром меня повесят или расстреляют…

— Итак, дело совершенно ясное! — неожиданно заявил другой прокурор, вставая и обращаясь к Публике и Судье, — Мы имеем дело с сумасшедшей.

— Ничего подобного! — перебил его сосед, — Ваша честь, у меня есть данные судмедэкспертизы. Обвиняемый признан психически здоровым: у него хроническая депрессия, чуть снижен аппетит, но это не плохо с экономической точки зрения.

— Это значит, что мы имеем право применить к нему ЛЮБЫЕ меры наказания! — подхватил ещё один прокурор.

Это значит, что ко мне есть смысл прислушаться, про себя поправила я глупого игрока в жизнь. Про себя, потому что вслух я уже это говорила не раз и именно из-за этого оказалась на скамье подсудимых. Говорила, пока верила в силу своих слов. Теперь — только про себя…

Ещё я подумала вдруг, что быть одним из присяжных, это очень просто. Надо всего лишь давать преступнику шанс на осознание своей ошибки, то есть просто никогда не поднимать руку в защиту смертного приговора.

— Потери веры в вас, люди, в качестве наказания мне вполне достаточно. Не надо переводить на меня бюджет…

— Обвиняемый, вам не давали слова! — возмутился Судья.

— Не вам мне давать Слово и не вам его отбирать у меня, — вежливо ответила я.

Судья на меня обиделся, потому что из-за меня сценарий шоу немножко испортился.

— Молчать!

Я замолчала.

Так в моей жизни заканчивались любые попытки поговорить с узниками этого мира пустот.  Нет, определенно, я потеряла в них веру. Они так долго жили в вещах, что сами, похоже, стали вещами. Такими же пустыми.

Быстрей бы Домой…

Дальше дело обо мне слушалось без моего внимания. Я в эти игры не играла никогда и теперь не стану играть. Не всё ли равно, что эти люди решат сделать со мной теперь?

И к тому же, курица на разделочной доске в обществе двух поваров, решающих вопрос о её скором способе употребления в пищу, будет последней дурой, если вдруг начнет им подкудахтывать.

Почему я считала себя курицей на доске? Да просто потому что в зале Суда не было адвоката.

Короче, пока я думала про курицу, Судья успел так же подумать что-то своё и вынес мне приговор.

Нет, меня не собирались убивать…

— Обвиняемый! Мы единодушно решили вас изгнать из общества и выставить за ворота нашего города завтра на рассвете.

Единодушно… Не думаю, что хоть чья-то душа участвовала в принятии этого решения. И не думаю в связи с этим, что этим людям знаком смысл единодушия и как это вообще бывает.

Однако, меня собирались изгнать. Значит Домой я попаду ещё не скоро… Что очень жаль. Более того, я кажется буду выдворена из моего рабочего кабинета! То есть, я так называю этот мир… А вот это совсем плохо. Да, я разочаровалась так как не увидела плодов своих усилий и усилий тех, кто был до меня, но… Возвращаться мне никто не разрешал… Значит, что-то ещё можно…

А впрочем, к черту. Я не вижу, ЧТО ещё можно тут поделать. Вот такой вот я разочаровавшийся ангел, забывший что у него есть крылья!

— Обвиняемый, вы согласны с мнением большинства или? — вкрадчиво спросил меня Судья.

— Скорее «или», чем согласна, — ответила я, не оборачиваясь, — И вы не знайте, что такое «большинство», кстати.

— Молчать! Уведите её!

Ну вот, опять я не сдержалась… Ведь знаю уже, что мою правду люди не переваривают.

Меня подхватили под руки и «увели».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.