Охотница за душами — часть 2

Почерк был аккуратным, ровным. Читать было легко. Письмо представляло собой подробное (хотя, это еще не факт…) описание человека, душу которого ей предстояло найти в случае, если она согласиться за это дело взяться.

Девушка по имени МЕлоди Эльда КрОули шестнадцати лет отроду, единственная дочь некоего герцога ИмодОра Кроули, вдовца (ну и имечко…). Умерла при странных обстоятельствах. Никогда не болевшую с детства ни чем посерьезней простуды Мелоди однажды утром нашли мертвой в её спальне. Это случилось в день её рожденья, сорок дней назад. Девушка лежала в своей постели, словно спала.  И сначала служанка, вошедшая в спальню утром, чтобы как обычно помочь юной госпоже одеться, так и решила и не стала тревожить «спящую». Но когда Мелоди не «проснулась» и через три часа, забеспокоился уже её отец. Он с терпением ждал пробуждения дочери, чтобы вручить ей подарок и обрадовать сюрпризом – в честь её дня рождения в замке готовился праздничный вечер, были приглашены гости. Но время шло, а дочь всё не спускалась в трапезную к завтраку. Герцог подумал, что она заболела, и решил подняться в её спальню сам – выяснить, в чем же дело. Поднялся, «выяснил» — дочь была мертва. Вызвали семейного лекаря. Тот осмотрел тело, долго мялся, не желая высказывать единственное пришедшее на ум заключение: девушка покончила с собой, использовав для этого какой-то яд, потому что следов насильственной смерти не было. Всё выглядело так, по версии лекаря, будто перед сном Мелоди приняла яд, заснула, яд подействовал, и она умерла во сне – тихо, мирно, без каких-либо жестоких предсмертных конвульсий, так как простыни на постели не были чрезмерно смяты. Безутешный отец, едва услышав слово «самоубийство», самолично вытолкал лекаря из спальни взашей. Потом он пару дней погоревал, а после этого его стали тревожить странные сны (а вот это уже любопытно…). Сны были похожи один на другой. В них он видел свою дочь. Она была худо одета и босиком, но улыбалась ему и просила не грустить о ней и не пытаться искать разгадку её внезапной смерти. Герцог никогда не был впечатлительным человеком с буйным воображением и в мистику не верил, однако, смерть дочери заставила его отринуть собственный скептицизм и обратиться к «толкователю снов» (Хлоя усмехнулась: «Уж, не к Лео ли?»). Этот толкователь, однако, ничего путного не сказал, кроме того, что бедная одежда обычно символизирует нужду, возможно, Мелоди, точнее её дух, в чем-то нуждается. На этом описание истории смерти шестнадцатилетней Мелоди Эльда Кроули заканчивалось. Далее шло описание самой Мэлоди: её внешности, характера, привычек, увлечений и тому подобное.

Хлоя не удивилась, когда прочла, что Мелоди была «красива». Чаще всего ей заказывали поиск душ именно красивых молодых созданий – чьих-нибудь умерших горячо любимых жен и дочерей, по которым безмерно скорбели «клиенты». В этом смысле, светившее ей дело уже представлялось охотнице довольно заурядным. Так же в письме говорилось, что эта юная красавица отличалась кротким нравом и компании предпочитала одинокое сидение с книгой в саду в своей любимой беседке, выращивание роз и прогулки «при луне» опять же в одиночестве. В общем, была весьма романтичной особой.

Да, дело весьма заурядное… Если бы не одно «но» (пока одно): почему на неё, охотницу, не вышел убитый горем папочка красавицы? Это было бы логичней. А так, о встрече попросил некто Лео – парень весьма странный, судя по исходящей от него Силе, стопудово имеющий какое-то отношение к сверхъестественному. И хотя с магами Хлоя лично никогда не встречалась (и слава богу), но была уверена, что Лео мог бы запросто оказаться одним из них.

– Может, он родственник какой этому герцогу? – с сомнением вслух пробормотала Хлоя, складывая письмо и засовывая его обратно в конверт.

Так что, дело, вроде, ясное, но не настолько, чтобы принимать какое-то окончательное решение по нему. Она, конечно, подумает, до завтрашнего вечера времени навалом, но от кое-каких дополнительных вопросов седоволосому парнишке не отвертеться, если он хочет получить её согласие.

«В итоге, всё решит вторая встреча», – подумала Хлоя, зевнув, и принялась готовиться ко сну.

Решение было принято, и к черту мысли о делах до следующего вечера. Завтра будет новый день, и, может даже проклятая метель кончится, и она сможет сходить на местный рынок и вообще прогуляться по этому селению – Ван Эллин, такое у него было название. В этой части провинции Хлоя была впервые (место встречи с «клиентом» выбирала как обычно не она, а Костлявая) и потому была не прочь получить о нем хоть какое-то представление. Внезапно разразившаяся буря же загнала её в первый попавшейся у дороги трактир, в котором она и сидела безвылазно уже второй день…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.