Окна. Глава 12: Новый Макс

За окном стало светать. Первые признаки раннего утра мягко осветили комнату.  Исподволь проступали в предрассветном розоватом сумраке контуры столика, кресел, края кровати…

Они утопали в ворохе смятых простыней и покрывал. Макс неподвижно лежал на спине, закинув руки за голову и закрыв глаза. Он не спал. Он слушал размеренное сопение устроившейся у него на груди Евы. Ее хорошенькая головка в облаке спутанных волос едва заметно покачивалась на ней в такт его дыханию.

«Спит…» — эта мысль была первой попыткой поразмышлять.

Ему было по-прежнему легко. Он словно бы заново родился. И сейчас просто пребывал душой в этом новорожденном состоянии безвременья и изначальной тишины. Боль неприятия, потери и обиды, мучившая его весь год этой странной нереальной ночью, казалось, вышла из него вся. Через кожу, через силу объятий, через стоны и даже слезы. Уж чего-чего, а избавляться от страданий таким простым общепринятым у людей способом, как слезы, Макс не умел. Но, оказалось, дело было не в умении, а в желании больше не носить в себе горе. И всё, что он сдерживал, всё, чем травил себя, вышло. Но с Евой иначе бы и быть не могло. Макс и представить себе не мог, что способен на такое раскрытие перед не знакомым человеком. Но оказалось, что дело было не только в нем, но и в этом человеке. Он не вываливал свою боль перед Анной, потому что жалел ее. Он не мог этого сделать и перед любым из оставшихся у него друзей, потому они бы стали жалеть его. А эта девушка… не жалела. Она наслаждалась им. Его телом, его эмоциями, большая часть из которых были не о ней и не для нее. Наслаждалась и любовалась. И в этом не было ничего от желания посочувствовать его тяжелой судьбе. Ей нравилось не просто заниматься с ним сексом. Ей нравилось заниматься им самим. И этим безусловным принятием его таким, какой он есть, Ева побуждала его раскрываться в ее объятьях все больше. До конца. Проживать и выжигать из души все больное…

Эта девушка все-таки это сделала. То, о чем он мимолетом подумал еще в такси, везущим его из аэропорта в гостиницу. Когда вдруг захотел позвонить ей. Круиз «из зимы в лето» состоялся. Круиз или катарсис, или очищение… Без разницы, как это назвать то, что произошло.

Теперь можно было снова жить. Именно так, как она и посоветовала. Здесь и сейчас. Дышать и просто жить.

***

На прикроватной тумбе заиграл мелодию вызова, разумеется не выключенный со вчерашнего дня, сотовый.

Ева завозилась на Максе и сладко потянувшись, уставилась на него сквозь занавесь волос с милой сонной ехидцей и укусила за плечо. И откуда только в этом миниатюрном теле взялось столько энергии…

Макс еле достал свободной рукой до трубки.

— Да, я слушаю… — голос у него тоже изменился.

Звонила Анна. Она узнала, как у него дела и удивила новостью. В фирме, где она работала, почему-то именно в этом году всем работникам решили вместо традиционного рождественского денежного бонуса к зарплате предоставить дополнительные две недели отпуска к новогодним каникулам. И Анна решила прилететь к брату в Китай, чтобы вместе встретить новый год.

Ева, услышав в телефоне эхо женского голоса, немедленно издевательски захихикала:

— Ну-ну… «девушки не актуальны»… — и, продолжая посмеиваться, нырнула под одеяло, соскользнув с его груди.

Почувствовав низом живота ее горячее щекочущее дыхание, Макс мысленно чертыхнулся и зажав на секунду рукой телефон, прошипел:

— Это сестра! Ева, кончай ты это… Дай поговорить!

— Говори, — послышался из под одеяла еще один смешок. — Я же тебе рот не затыкаю.

Отпинаться ногой тоже не вышло. Видимо, у Евы было настроение поиграть. Впрочем, как обычно. Не применять же к ней силу… Макс вернулся к прерванному разговору и как смог успокоил встревоженную неожиданной паузой Анну:

— Нет, я прекрасно себя чувствую… Тут просто… уборщицы пришли. Приезжай, конечно! Я буду только рад!.. Не говори ерунды! Я тоже соскучился… Конечно… До связи!.. Ева!

Но возмущения в голосе так толком и не случилось. И сердитый окрик превратился в стон удовольствия…

***

Выползли они с Евой из постели в итоге где-то после двенадцати. Приняли душ и решили спуститься в местный ресторан пообедать. Как сказала Ева «восполнить запасы горючего». Максом все так же владело еще не привычное, но не собирающееся проходить, настроение полноты момента. Он не то чтобы был особо весел. Он был в равновесии. Иначе описать свое ощущение себя он просто не мог.

Ева же абсолютно не изменилась. Она не стала как-то иначе относиться к нему после этой ночи близости, которой могли бы позавидовать многие пары. Она все так же подшучивала над ним, улыбалась и оставалась собой.

Словно и не было между ними этой ночью «ничего особенного».

Спускаясь в зал ресторана, Ева задержалась на мгновение у зеркальной стены в холле и покрутилась, выгибая спинку и заглядывая себе за спину:

— Макс, ты просто обалденый! Я с тобой кажется даже похудела за эту ночь! И как раз там, где надо! — громко вынесла она вердикт своей фигуре, заставив мимо проходившую пожилую даму бросить на нее осуждающий взгляд.

Макс хмыкнул, окинув ее скептическим взглядом. Интересно, где это ей там надо было похудеть… Потом он оторвал ее от зеркала и повел в малый зал со столиками и уютным интерьером, выделенным специально для постояльцев (потому что Ева была хоть и в модных, то все же тапочках):

— И все-равно мне тебя не переплюнуть, — пошутил он.

Ева рассмеялась:

— Что, ты похудел сильнее?

— И, похоже, тоже «как раз там, где надо»…

Они засели за дальний угловой столик у окна и сделали заказ. Есть хотелось просто адски. И Макс упивался этим ощущением голода. Он уже давно потерял вкус к жизни, и это относилось и к еде. Ел, где придется, чаше просто перекусывал бутербродами дома. И пил кофе. Но и кофе пил скорее по привычке, чем из любви к его вкусу и аромату.

Сейчас все было по-другому. И это было просто здорово!

— Ты посмотри, сколько нападало за ночь! — вдруг воскликнула Ева, обращая внимание на вид из окна, и неожиданно прыснула от смеха. — Пока мы с тобой «худели».

Макс повернул голову и… действительно. За окном было белым-бело. Серый город преобразился в декорации для настоящей романтической рождественской истории. По сугробам спешили люди. Большинство из них были одеты в яркие пуховики и шапки. В купе с украшенными по новогоднему фасадами магазинов и лавочек, город выглядел теперь намного жизнерадостней, чем до снегопада.

Макс подумал, что город преобразился в ту же ночь, что и он. Это его удивило и странно тронуло.

— Совпадение… — пробормотал он вслух.

— Что? — не поняла Ева.

Макс оторвался от созерцания заснеженной улицы и улыбнулся девушке. Он не мог видеть себя сейчас со стороны, но улыбка его была тоже новой.

— Да так, мысли вслух…

— А… — Ева понимающе кивнула, разглядывая его из-под полуопущенных ресниц и машинально накручивая прядь волос на палец, подпирающей подбородок руки. Потом скосила на это дело глазки и хмыкнула, — А знаешь, я ведь действительно блондинка. Натуральная, просто перед поездкой решила покраситься в русый. Так что вчера ты почти угадал.

И она снова рассмеялась.

Принесли заказ и разговор прервался: оба набросились на еду с одинаковым энтузиазмом. Поэтому несколько минут стояла тишина, нарушаемая лишь постукиванием палочек о тарелки. Потом Макс вдруг поднял голову и спросил:

— А можно узнать, откуда у «натуральной блондинки» да еще к тому же и юной такой не банальный взгляд на жизнь?

Ева в свою очередь оторвалась от тарелки. Некоторое время смотрела на Макса с не определенным выражением во взгляде, потом с задумчивым видом дожевала гребешок и… легко улыбнулась:

— Ты о моих вчерашних философствованиях? Ну… надо же было как то тебя затащить в постель! И женская интуиция подсказала мне, что тебя просто надо поразить какой-нибудь мега-глубокой идеей! Ладно, щучу… Не делай такое лицо только. На самом деле всё просто. У натуральной блондинки тоже есть история. И тоже весьма своеобразная (Хотя твоя история все-таки круче, признаю). Если интересно, могу рассказать.

— Интересно.

Макс отодвинул пустую тарелку в сторону, подпер кулаком щеку и приготовился слушать. Ева снова прыснула:

— Ну, не так все глобально. Она короткая. Поэтому просто закажи нам глинтвейн и миндальное печенье. Этого как раз хватит на весь рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.