Окна. Глава 7: Встреча

Прошла пара недель. До нового года оставалось совсем ничего. Макс втянулся в проект, в чужой ритм чужого города, полюбил местную кухню и даже своеобразную погоду — морозную, ветреную, но сухую. Жил он по-прежнему в гостинице, взяв на прокат машину, чтобы ездить на стройку. Хотя Влад не раз предлагал ему перебраться к ним. Ведь у него была большая квартира, где до сих пор пустовала одна комната. Из нее хотели сначала сделать детскую, но пополнение в семействе все как-то не случалось вплоть до конца этого года. Марта была сейчас на втором месяце. Ясное дело, что детская теперь планировалась в новом доме.

В общем, Влад предлагал, а Макс отказывался. Диалог этот происходил часто, затевался спонтанно, в разных местах, но каждый раз одинаково:

— Я люблю жить один, — объяснял Макс каждый раз Владу, когда тот снова заводил разговор о переезде.

— Любит он, — ворчал тот каждый раз, — Это ты просто еще никого не встретил. Вот как встретишь, так сразу и разлюбишь. Кстати, могу познакомить с одной тут. Симпатичная…

Влад оказался человеком легкого характера, простоватым, но добродушным. Поэтому отношения между ними быстро стали если не дружескими, то приятельскими. И теперь изобиловали подколками со стороны Влада на тему личной жизни и многочисленными попытками познакомить Макса с какой-то женщиной.

— Тоже иммигрантка? — Макс со скуки и недосыпа решил однажды продолжить этот традиционно быстро заканчивающийся его коротким «Обойдусь» спор.

И тут же пожалел. Влад оживился:

— Познакомлю — узнаешь.

Пришлось охлаждать его пыл:

— Да не надо мне никаких знакомств. Сколько можно повторять? Я работать приехал. Девушки мне сейчас как-то не актуальны…

— Ну, это смотря какие! — вдруг раздался рядом до боли знакомый женский звонкий голосок, в котором серебряными колокольчиками переливались нотки задора и легкой игривой иронии.

Оба молодых человека разом посмотрели на вмешавшуюся в их разговор юную особу.

Разговор происходил на улице, у входа в гостиницу, где жил Макс. Он как раз собирался съездить с утра на побережье, проверить, как идут дела. Обещала подъехать и Марта. А Влад по дороге на работу перехватил его на полпути к машине, чтобы передать бригадиру папку с чертежами. Зацепились они с Максом языками на уже ставшую традиционной тему прямо у центральной двери. Поэтому не удивительно, что вышедшая из гостиницы девушка, наткнулась на спину высокого брюнета в синей куртке. Его голос она узнала сразу. Потом узнала и куртку.

— Ева?

Макс испытал двоякое чувство, столкнувшись с искрящимся энергией серебристым взглядом, искренняя радость в котором была приправлена милой перчинкой безобидного ехидства.

— Макс? — девушка передразнила его, скорчив гротескно-удивленную гримаску.

— О… — многозначительно хмыкнул Влад, включился в игру, выразительно переводя взгляд то на Макса, то на девушку. — Ну всё понятно… А я-то ему тут тулю… Ну, не буду мешать. — Он ловко подхватил ручку Евы и запечатлев на ней галантный полушутливый поцелуй, хлопнул Макса по плечу. — Созвонимся!

И бодро зашагал к своей машине.

***

Макс несколько секунд молча разглядывал Еву.

Она была все так же хороша. Даже еще краше. И дело было даже не в изящной белой шубке и шапочке в тон. Утренний мороз добавил в ее модный, но неброский макияж завершающий штрих, которого не доставало ей в салоне самолета, чтобы сделать ее внешность сногсшибательной — естественный румянец. Он очень шел ей.

Макс не мог не попасть под очарование того качества, которого в девушке было сейчас просто в избытке, а в нем самом уже год как, увы, в недостатке. Жизнелюбие.  Жизнерадостность. Он смотрел в глаза Евы и видел там этот фейерверк, праздник, фонтан из чувств. И ощущал в этом потребность. Потребность вернуть себе вкус к жизни.

Ева между тем вопросительно приподняла бровь, потом скопировала его хмурое выражение лица и передразнила:

— Значит, девушки сейчас как-то не актуальны?

— Смотря какие.

Макс с досады скрипнул зубами — слова вырвались сами собой вместе с абсолютно искренним порывом ответной симпатии (он был рад увидеть ее снова). Но он совершенно не собирался отвешивать ей комплементы, подогревая ее интерес, да еще в такой игривой манере…

— Ты чего такой мрачный?

— Да так… А ты, что, тоже живешь в этой гостиницы? — он захотел резко сменить тему.

— Тоже?

— Да. Я тут уже две с лишним неделе, а столкнулся с тобой только сегодня.

— А! Вот так совпадение! — Ева рассмеялась.

Макс вздрогнул — смех был все тот же: заразительный и легкий. Поднимающий настроение и без труда проникающий в сердце сквозь любые баррикады запретов и табу.

— Но все просто. Я въехала только вчера вечером… — девушка на секунду замялась, о чем-то задумавшись, потом снова улыбнулась, — Раньше я жила месте с подружкой. Той самой, с которой мы прилетели. Мы снимали квартиру в новом районе. Мы всегда так делаем. Не люблю гостиницы. Но потом… В общем, пришлось съехать. А ты сейчас куда? Может прогуляемся? — и она улыбнулась совершенно ослепительно и выразительно посмотрела на Макса кокетливо хлопнув длинными ресницами, — Я, правда, собиралась по магазинам, но ты лучше шоппинга!

И снова рассмеялась. Макс пожал плечами:

— С шоппингом я еще не конкурировал, — усмехнулся он.

— Поверь мне — это очень крутой комплемент, — Ева продолжала шутить. — Чтобы девушка вроде меня отложила поход по магазинам… Поэтому долго думать не рекомендую — просто скажи «да» и пошли гулять… куда-нибудь!

И она махнула рукой в сторону дороги.

— Да я не против, но… Я сейчас должен съездить в одно место, на встречу, а как освобожусь, можно и погулять, — Макс был сбит с толку ее решительным и каким-то уж очень приподнятым настроением. Вряд ли это все было в его честь. Скорее всего у Евы была и какая-то не связанная с их встречей причина так веселиться.

Улыбка на похожих из-за помады-блеска на две карамельки губах потускнела. Ева скользнула взглядом в сторону и вздохнула:

— Жаль, я уже как-то настроилась на погулять сейчас.

Сейчас могу только прокатить до холодного завывающего ветром берега моря, поморозить там в машине с пол часа, ну а потом отпоить чаем в ближайшем кафе, — Максом все-таки овладело порядком уже забытое настроение. Словно бы перешло от Евы, которая сейчас как раз слегка стала похожей на Макса — хмурилась.

— А что там на берегу? — тут же ожила девушка.

— Дом. Проект. Я его веду.

— Здорово. Я бы посмотрела, — и Ева улыбнулась. — Мне нравится твое предложение — морозить, потом отогревать. Поехали!

Макс пожал плечами:

— Как скажешь.

Заводя мотор, он чувствовал распространяющееся от устраивающийся рядом девушки уютное мягкое тепло. Живое, пропитанное тонким ароматом ванильных духов и ее кожи. И под его воздействием Максу становилось и самому тепло и уютно. Но одновременно тревожно и печально. Ведь он понимал, что так реагирует сейчас на Еву, потому что она действительно очень хороша, а он… А он уже год как избегает таких вот знакомств и отношений. Но ведь не потому что не хочет…

В памяти внезапно нарисовался образ Марии, стоящей у окна вечером. И лицо Марии, когда она расплакалась в магазине. И рука Марии, которой он едва не коснулся, проходя мимо, во дворе… Но ведь не потому что не хотел…

«Накопилось…» — неопределенно подумалось Максу уже в пути.

Близость красивой девушки, к тому же веселой, умной и к нему не равнодушной не могла конечно не волновать. Она и волновала. Хотя Ева не могла занять место в сердце, которое уже заняла каким-то образом намного менее знакомая ему Мария. Макс чувствовал эту разницу совершенно четко. Ему было странно осознавать ее. Раньше никакой «особенной» женщины в его жизни не было. Теперь была. Вернее… теперь в его душе было для нее место. Но не в жизни. В жизни, здесь и сейчас, рядом сидела другая. Но и она в ней тоже до поры, до времени. Пока их приятное знакомство балансирует на нетвердой, переходной грани отношений. Той, где пока еще просто гуляют, просто шутят, просто смеются. Потом Макс разумеется отвезет девушку, как и обещал, в кафе и отогреет чаем. И это будет все та же грань. Все то же «просто». Но стоит взглянуть в серые глаза Евы и только дураку не будет ясно, что на этом оно и закончиться. Что оно бы уже сейчас закончилась, прямо посреди дороги. Ему для этого нужно просто свернуть на обочину, остановить машину и развернуться к девушке. И еще не известно, кто кого кинется целовать первым.

Только вот эта фаза отношений уже давно из разряда табу… Хотя Ева, наверное, лучшая из всех его «просто девушек», несмотря на то, что фактически таковой уже так и не станет.

«И где они все были год назад?» — мрачно думал Макс всю дорогу, — «Хотя нет… То что Марии не было — это как раз правильно. Так даже легче…»

***

Кстати, о Марии…

Пока Макс думал о ней, она паковала вещи. Да, денег, заработанных от продаж картин перед новым годом, наконец-то собралось достаточно для переезда на новую квартиру. В совершенно другом районе. Подальше, посовременней и без всяких «оконных соседей».

Мария присмотрела себе небольшую квартиру в новом многоэтажном дома в центре города. Она была чистой и вполне уютной, хотя «царство стекла и бетона» (как Мария называла современные жилые комплексы) ее никогда особо не вдохновляло. Но сбежать от все растущей потребности войти в подъезд соседнего дома и подняться к Максу хотелось уже неимоверно. Поэтому Мария долго не выбирала — согласившись на первое попавшееся более-менее подошедшее по деньгам и комфорту жилье.

Сообщить хозяйке о своем решении съехать она собиралась как раз в этот день. И к вечеру, когда сборы уже были закончены, Мария устало присела на край дивана, окинула печальным взглядом комнату, задержавшись на закрытом и занавешенном окне, и решительно потянулась к сотовому, лежащему на журнальном столике.

— Что ж… Пора звонить, — вздохнула она и…

Телефон, словно прочтя ее мысли, так и сделал — зазвонил сам! Мария даже вздрогнула от неожиданности. Нервы у нее в последнее время были не чтобы на пределе, но изрядно потрепанные, что сделало ее чересчур впечатлительной и восприимчивой. Поэтому телефон девушка одарила выразительным взглядом и какое-то время колебалась — отвечать или нет. Тем более что сердце то ли от предчувствия, то ли от мнительности решило немедленно забиться с удвоенной частотой.

К счастью, Мария быстро взяла себя в руки, осознав, что ведет себя сейчас как типичная истеричка. Она выдохнула и приложила трубку к уху:

— Да, я слушаю.

Номер входящего вызова был ей не знаком. Голос (не то женский, не то мужской, из-за странного треска разобрать было сложно) — тоже:

— Это Мария? Художница?

— Да…

— Добрый день! Нам хотелось бы сделать у вас крупный заказ…

— Я слушаю, — и Мария откинулась на спинку дивана, настраиваясь на долгий разговор. Сердце перестало отбивать испуганную чечётку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.