Принцесса и колдун. Глава 25

«Я с детства был хорош собой,
А мать моя была вдовой,
Колдуньей сильной и любила
Меня без памяти ревниво.

Учила темной ворожбе,
Но я противился судьбе
Стать колдуном таким, как мать.
И заклинания читать

Над чашей жертвенной крови
Я не хотел. Другой любви
Был с детства полон. Убежать
Из замка я мечтал. Гулять

В лесах, в полях, в горах, у моря…
Ну а потом, не зная горя,
В каком-нибудь простом селенье
Осесть, жениться, дни рожденья

Детей с женою отмечать.
Весною — сеять, летом — жать.
И мудрость внукам подарить…
Не зелья темные варить.

Семьи хотелось мне другой —
Без примеси той колдовской,
Что кровь чернила век за веком
В роду моем. Я человеком

Всем сердцем страстно быть хотел…
Увы, судьба иной удел
Мне приготовила. Однажды
В соседний тихий городок

Я совершил побег отважный…
И там бродил я сколько мог.
Попал на площадь, где плясали
И стар и млад. Их голосами

Веселыми и смехом чистым
Был безвозвратно покарен!
Я остаюсь — решил! Игристым
Меня поили там вином…

Три девушки на танец звали
Наперебой. Мы танцевали…
Потом в объятьях их хмельной
Я слушал песенки под скрипку.
Пятнадцать было мне. Улыбку

Счастливую я не скрывал!
Им было столько ж. Целовал
Я всех троих тогда, но все же
Одну из них хотел подольше

За стан девичий подержать
И локон рыжий намотать
Ее на палец туго свой
И целовать… Она со мной

Была смешлива и нежна.
И вдруг я понял, что нужна
Жена мне именно такая —
Веселая и озорная!

С ней будет просто и легко
Дышать и жить мне! Далеко
Тогда ушел в своих мечтах
Под впечатление попав
Любви отрОческой и хмеля.

Она в меня влюбилась тоже
По-детски пылко. И похоже
О том же, что и я мечтала…
И вот когда пора настала
Всем расходиться, мы тайком

От всех сбежали ночью в поле.
Сплели там два кольца и в море
Травы высокой опустились…
Но в миг когда в объятьях слились

Два юных сердца сгоряча,
Гром грянул! Голого плеча
Рука коснулась ледяная…
Я онемел — гримаса злая
Пантеры дикой пред прыжком,

А не лицо во тьме застыло:
«Не для нее тебя родИла!» —
Мать прошипела как змея, —
«А для себя! Любовь моя,

Немедленно в измене кайся
И с этой шлюхой расставайся…
Бедняжка, он тебе на пара» —
Мать рассмеялась и не стало
Внезапно суженной моей:

Лишь тело мертвое лежало
Со мною рядом и держало
В руке разжавшейся кольцо
Из колоска. Мое лицо

Всё вспыхнуло от возмущенья!
«Нет, никогда мое прощенье
Ты не получишь!» — я вскричал, —
«Я ухожу!» «С чего ты взял,

Что сможешь от меня уйти?» —
Мать подняла меня, — «Пути
Срослись наши с тобой на век!
Опомнись! Глупый человек
Тебе нужней, чем я — колдунья?

И жизнь тупая бедняка
Тебе милей?» «Недалека
От правды ты! Да мне милей
Иная жизнь! Простор полей

И труд простого семьянина!
А колдовство невыносимо!
Мне душно от любви твоей!
От злых заклятий, что учу

Я из под палки! Не хочу!!»
«Довольно!Что ж… я проучу
Тебя за дерзкие слова!» —

Она зубами заскрипела.
Рукой взмахнула — и все тело
Мое болячками покрылось.
Вновь взмах… И злобно разразилась

Колдунья смехом: «Что ж, удачи
Тебе сынок! Теперь задачи
Своей жениться и зажить
Простою жизнью не решить

Без колдовства, что презираешь
Ты лишь по глупости. Узнаешь
И очень скоро — как оно

Тебе теперь не обходимо!
И будешь долго нелюдимо
Его глубины постигать,
Чтобы мое проклятье снять.»

«Проклятье?!»- я похолодел…
«Проклятье, да… Ты свой удел
Быть магом уж не обойдешь
Легко и просто. И поймешь,

Что ты напрасно от меня
Сейчас отрекся. Только я
Могу тебя расколдовать,
И коль не сможешь ты узнать

Самостоятельно секрет,
То у меня найдешь ответ.
Лишь возвращайся в замок наш,
И будь мне верен!» Злой шантаж
То был и больше ничего.

«Я не вернусь!» «Как знать…» На этом
Расстались мы. И я с рассветом
Бедняжку рыжую схронив
Побрел искать ручей, покрыв
Свое испорченное тело
Одеждою. Оно болело…

Но я лицо свое стремился
Тогда увидеть, и склонился
Над первым же прудом в лесу…

Не вижу перемен! Одежды
С себя снимаю — как и прежде
Здоров, красив и молод я!
Неужто подлая змея
Лишь попугать меня хотела?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.