Цвета жизни (притча)

Один человек очень долго страдал. Вся жизнь его была — одно сплошное мучительное недоразумение. Родился он в бедной семье, отец бил его, мать рано умерла. Всю жизнь человеку приходилось сталкиваться с огромным количеством трудностей и людской не благодарности. Засухи и ливни губили его урожай, соседи крали его скот, а жена ушла от него к другому и забрала с собой детей. С самого детства человек боролся с жестоким миром и злыми людьми. Боролся, проигрывал и ненавидел и их, и себя за постоянные неудачи. Замучился он в конце концов и захотел умереть. Он посчитал, что смерть избавит его от страданий. И вот однажды вечером он закрыл ставни, погасил все свечи, лег на постель и стал звать:

— Смерть… Смерть…

Он звал долго. Очень долго и Смерть все-таки пришла. Она присела на край кровати и спроси:

— Ну вот я. Чего ты хочешь?

Человек очень обрадовался:

— Умереть!

— Это я могу. А зачем тебе? — скучающим тоном снова спросила Смерть.

Человек удивился:

— Как зачем?! Ты разве не видишь, как я страдаю?

— Вижу… И что?

— Как что?! Моя жизнь — сплошная боль! Одиночество, потери, бедность, предательства, злые люди вокруг! Я устал со всем этим бороться!

Смерть пожала плечами:

— Устал — отдохни. Я-то тут причем?

Человек начал злиться (какая эта смерть все-таки тупая!):

— Как это зачем?! Как мне иначе отдохнуть от такой жизни, если не умереть?!

— Я не знаю, — Смерть все больше скучала рядом с этим человеком. — Я не в курсе, как люди отдыхают от привычки в цветном мире видеть только черный цвет. Ты позвал меня напрасно. Я не даю отдыха.

Человек опешил и долго не знал, что же делать. Наконец он спросил:

— А… А что же ты даешь тогда?

— Ничего. Я всего лишь могу провести тебя в другой мир. Такой же цветной как и этот. Но что толку? Ты и там увидишь только один цвет. От вредных привычек я не излечиваю.

Человек совсем растерялся:

— Ничего не понимаю… Люди говорят, что ты приносишь покой… И что ТАМ, за чертой другая жизнь. Без боли, без предательства и разочарований…

Смерть тихо рассмеялась:

— Вы любите сочинять сказки. «Там», «здесь»… «Покой»… Ключ к нему у тебя. Однако, знаешь, я, пожалуй, кое что могу для тебя сделать…

Человек просиял от радости:

— Сделай-сделай! — горячо стал просить он Смерть, — Сил больше нет, так жить!

Смерть снова тихо посмеялась:

— Я бы так не сказала. Силы у тебя еще остались.

И тут человек замолчал. Он вдруг осознал, что мало что сейчас понимает. Он присмирел и осторожно спросил:

— А… А что ты можешь сделать для меня, если не убить?

— Я просто могу немного побыть с тобой… рядом, — подмигнула ему Смерть и исчезла.

И на следующий день человек тяжело заболел. Так тяжело, что не смог даже встать с кровати! Он лежал один и прислушивался к тому, что происходит за стенами его дома, и смотрел в маленькое окошко, которое как раз выходило во двор. В первый день он увидел в него, как пришедшие соседи увидели у него последнюю тощую козу. Во второй день — как начался град, и как он побил не укрытые последние побеги на грядки. В третий день — как мимо прошла его бывшая жена в обнимку с новым мужем, в окружении детей… И так далее… Человек по прежнему не ни встать, ни позвать кого-нибудь на помощь. Хотя он пробовал. Каждый раз, когда он видел в окно, что мимо его дома проходят или ворюги-соседи или неверная жена, он пытаться кричать «Помогите! Сюда! Принесите мне кто-нибудь воды!». Но голос его не звучал. И с каждым днем человек ненавидел всех этих проходящих мимо людей все больше и больше. И не только людей. И ветер, и дождь, и солнце. Ветер за то, что он задувает в щели и приносит холод, дождь за то, что приносит в дом сырость, попадая внутрь сквозь прохудившуюся крышу. Солнце за то, что дразнит его теплом и светом. Никогда в жизни человек не испытывал такой лютой ненависти ко всем причинам его мучений. Но больше всех он ненавидел… Смерть. Потому что с тех пор, как она исчезла, жизнь его стала действительно невыносимой. Да и не жизнь это была уже. А не пойми что. И человек в последние дни только и делал, что звал Смерть обратно. Он не понимал, почему не умирает? Звал он ее дни и ночи напролет, но тщетно.

И вот настал день, когда человек действительно выбился из сил. Ну, не было у него их ни капли чтобы хоть как-то реагировать на то, что происходило вокруг. Он не ел и не пил много дней. Он окончательно ослаб и чувствовал себя самым настоящим трупом, только живым. Так он лежал и смотрел в дыру на потолке, сквозь которую виднелось голубое небо. Он уже не мог подумать связно ни одну мысль. Просто лежал и смотрел… Сначала он ничего не чувствовал, но после полудня вдруг понял, что этот голубой кусочек небо стал менять свой… цвет. Вот он стал капельку синее, потом дырку закрыло облаком, и цвет у дыры стал белым, потом опять стал синим… Потом день стал клониться к вечеру и он окрасили этот кусочек неба в теплые оранжевые оттенки. Но они тоже потом поменялись, став пурпурными. А потом фиолетовыми… А потом бархатно-синими… А потом их украсило крохотными звездочками, и дыра в небе стала синей в горошек.

Человек в ту ночь не спал. Видимо, он дошел до той стадии отупения ума и истощения тела, когда потребность во сне умирает так же, как и потребность шевелить веками. И вот он не думал, потому что больше не мог этого делать, не моргал (по той же причине) и кажется даже не дышал. А просто смотрел в дыру на полотке. И видел, как она меняет свой цвет. И таким образом, человек дождался рассвета. Кусочек неба нова стал менять свой цвет, но на этот раз не от голубого к оранжево-красному, а он темно-синего к нежно-розовому… А потом от розового к голубому, а от голубого к ярко-синему… И всё повторилось, как в предыдущий день. Внезапно в дом вошли какие-то люди. Человек не обратил на это внимание, но если бы обратил, увидел бы, что это были ненавистные ему соседи. Но он не повернул головы, так как продолжал наблюдать за сменой цветов кусочка видимого им неба. Он вдруг понял, что смена хоть и происходит «как вчера», она все-таки отличается. Что сегодняшнее дневное небо чуть более синее, чем вчерашнее. И это вдруг увлекло его! И пока он был поглощён созерцанием дыры, соседи, видимо, решив, что он умер (уж больно неподвижно человек лежал и даже не моргал), пожали плечами и стали шарить по дому в поисках чего-нибудь полезного, что можно унести. И вынесли последние вещи, которые оставались еще у этого человека.

И это была первая кража в его богатой на такие события жизни, которую он не заметил. В тому моменту он как раз открыл для себя, сколько оказывается оттенков может быть у голубого, синего, красного, и даже белого! Он увидел, что небо меняется постоянно, что оно всегда разное, всегда… разноцветное.

И человек пролежал, любуясь им еще много дней. Он уже не страдал от голода, жажды, обиды, ненависти, жалости к себе… Все его внимание было поглощено новым открытием. И, налюбовавшись небом вдоволь, человек понял, о чем говорила ему Смерть. Он моргнул и огляделся, и увидел, что не только небо разноцветное, что все вокруг разноцветное, разное и… не известное. Он увидел старый свой стол, как в первый раз, стены, полки, окно… Всё было другим. Совершенно! Объемным и цветным. И каким-то еще… светящимся изнутри! И как это все было красиво! И как он раньше не видел всех этих подробностей?

Человек вертел, лежа на постели, головой в разные стороны. Он чувствовал, как все его тело наполняется радостью от того, что он видит. Да и как тут без радости, когда чтобы ее ощутить, больше не надо ничего требовать от жизни. Достаточно просто смотреть «по-другому». А он научился смотреть «по-другому».

Человек даже рассмеялся. Прошла болезнь, хандра и все претензии к миру — тоже.

И тут у изголовья его кровати появилась Смерть.

— Что ты такое сделала? — радостно спросил у нее уже совершенно счастливый человек. — Ты все-таки провела меня в свой мир? Вокруг так красиво! Я умер?

— Не говори ерунды. Я ничего не делала, просто была рядом, — Смерть пожала плечами и протянула ему… стакан с водой.

Человек взял его и выпил:

— Как это вкусно! Нет, это точно — другой мир! Там, где я родился, вода совсем другая…

— Это та же самая вода, — своим обычным скучающим тоном ответила ему Смерть. — Она всегда была такой.

Человек недоверчиво улыбнулся:

— Нет…

— Да. Она всегда была вкусной. Очень вкусной. Пожалуй, даже вкуснее, чем в других мирах.

Тут человека вдруг осенила одна идея. Он легко сел на кровати и пристально посмотрел на Смерть.

— Хорошо выглядишь, — как бы между прочим заметила она ему.

— Да я и чувствую себя прекрасно! А… почему ты вдруг появилась?

Смерть вздохнула и повторила:

— Я всегда была тут, я же уже говорила…

— Ну, хорошо! Но почему я увидел тебя только сейчас?

Смерть пожала плечами:

— Спроси об этом у себя. Наверное, тебе опять от меня что-то нужно.

Человек задумался. Он окинул взглядом комнату. Убогая, бедная обстановка, следы погрома и грабежа, устроенные недавними непрошеными гостями, прохудившиеся стены… Теперь он видел не столько это. Не только черный цвет страдания и боли. А еще и красный цвет уверенности в своих силах, зеленый цвет веры в лучшее завтра, голубой цвет прощения, синий цвет мудрости, пурпурный цвет любви… Все эти цвета давали ему не просто робкую надежду как-то наладить свою жизнь, они давали Знание о том, что жизнь уже налаживается, что теперь-то все действительно будет хорошо и прекрасно!  Что УЖЕ все хорошо и прекрасно… Так зачем же здесь Смерть?

Человек в недоумении повернулся к госте:

— Наверное, опять случилась ошибка… Я счастлив, я понял, в чем секрет жизни! Я простил соседей, жену, себя, дождь, град и ветер! Я увидел все цвета этого мира! Я чувствую сейчас такую свободу и такое воодушевление, что могу горы свернуть! Я больше не хочу умирать!

— Тогда нет никакой ошибки, — Смерть улыбнулась. – Все верно. Ты действительно понял, поэтому я здесь.

— Боюсь, я тебе не понимаю, — человек почесал затылок.

— Не меня, – поправила его Смерть. – Себя. Но это легко исправить. Просто задай себя вопрос, чего ты сейчас хочешь.

— Ничего…

Человек надолго задумался. Он еще раз огляделся. Наконец его взгляд упал на ту самую дыру в потолке, через которую он увидел настоящий мир и понял, что такое счастье.

— Наверное… Наверное, мне бы хотелось еще немного полежать и посмотреть на небо. – вдруг понял он. – Мне кажется, я увидел не все его цвета…

И человек вопросительно посмотрел на Смерть. Смерть кивнула:

— Так и есть. Не все. Цветов у неба много… Бесконечно много. Но все те, что есть в этом мире, в вашем, как вы, люди, называете его –  «здесь», ты уже увидел.

— А другие цвета тогда где, если не «здесь»? – человек невольно перешел на шёпот.

— Другие просто дальше. «Там»… «В ином мире»… «По ту сторону»… Просто дальше.

Человек не испугался, когда понял смысл всего происходящего с ним сейчас. Он просто стал немного серьезней, и кивнул:

— Теперь я понимаю. Ты обещала помочь мне, когда я позвал тебя первый раз, просто побыв со мной рядом… И ты действительно помогла. Я был… Я был все эти дни, недели при смерти! Я понял! Я тратил силы на страдания, пока они у меня были, но болезнь быстро отняла их у меня. И я не умер, получив несколько дней бездумного созерцания этого кусочка неба, чтобы наконец-то УВИДЕТЬ его по-настоящему! Именно потому что ты была «просто рядом», но не больше. Если бы ты забрала меня тогда, я бы не увидел, я бы не успел увидеть… И теперь… — Человек запнулся и посмотрел на Смерть с глубокой признательностью и почтением. – О, я понял, что ты такое!  Я понял. Да, я хочу увидеть другие цвета и неба, и жизни вообще. Я готов к новым открытиям. Я готов… жить дальше.

— Я же говорила, главное – это понять себя, — Смерть, казалось, нимало не тронула прочувствованная речь человека. Она оставалась все такой же немного скучающей Силой, в распоряжении у которой вечность и возможность пребывать во всех точках вселенной одновременно. Поэтому она никогда и никуда не спешила, и ничему уже давно не удивлялась. – Жить дальше – это как раз по моей части. Так что никакой ошибки, как видишь, на этот раз нет.

Она протянула к человеку свою правую руку и положила ее ему на плечо. Рука была тяжелой. Очень тяжелой. И человеку пришлось снова лечь, под воздействием такой тяжести:

— Я сейчас умру? – спросил он с интересом и невольным трепетом.

— Смотря, что ты понимаешь под этим словом, — тихо рассмеялась Смерть. – Ты, кажется, хотел еще немного полежать и еще немного посмотреть на свой кусочек неба?

— Хотел… — прошептал человек. Он чувствовала, как рука Смерти сползла с его плеча на лоб. Она была все такой же тяжелой и… теплой. И с каждым мигом становилась все теплее и теплее…

Смерть посмотрела ему в глаза сверху-вниз и все тем же бесцветным тоном произнесла:

— Вот и смотри, — и накрыла ладонью глаза человека. — Забудь слово «умереть», ты все-равно не знаешь, о чем оно.

Человек скачала немного испугался, подумав, что сейчас наступит для него вечная темнота. Но никакой темноты не было. И потолка перед глазами, правда, тоже не стало… И той самой дыры в нем… И привычного сине-голубого неба…

— Ну, что? Видишь новые цвета? – поинтересовалась Смерть.

— Вижу… — подумал человек и добавил еще одну мысль, полную любви и благодарности. – Спасибо тебе…

— Пожалуйста. Когда снова захочешь «жить дальше» — снова зови.

И Смерть исчезла.

А умирающий от голода и неизвестной болезни сумасшедший нищий с удивительно живым и осмысленным светлым взглядом мудреца в тот же миг замолчал, улыбнулся и замер всем телом. Глаза его так и остались широко открытыми, смотрящими в дыру на потолке.

На следующий день его тело нашла бывшая жена. Почему она вдруг решила навестить своего вечно ноющего и ненавидящего всех и вся бывшего мужа, не известно. Возможно, женщина просто что-то почувствовала, и это чувство привело ее к нему в дом. Застывшее на лице мертвого человека выражение так сильно поразило ее, что она расплакалась. Этим же днем она и ее новый муж похоронили тело, закопав его недалеко от дома, в поле, и положив на могилу небольшой камень.

И бывшая жена ушедшего в «мир иной» человек зачем-то каждую неделю, с утра, навещала этот камень. Она приносила полевые цветы, клала их на землю, сама садилась рядом и подолгу смотрела на него. Сидела она неподвижно до самых сумерек. И все это время смотрела именно на камень. Потом поднималась с земли и уходила домой в очень необычном настроении. Казалось, за время такого сидения в ней зарождалась и потом копилась тихая радость, которая отражалась на ее лице в виде легкой задумчивой улыбки.

Со стороны это выглядело очень странно. И соседи, крайне озадаченные необычным поведением некогда здравомыслящей женщины, решили понять, в чем тут дело. Что такого в том камне, что она часами смотрит на него? Может там что-то написано?

И однажды они сами пришли на могилу человека, но ничего особенно не увидели. Камень как камень… Разве что вершина у него была не выпуклая, как у всех камней, а вогнутая, с большой выемкой в центре, которая из-за частых дождей была постоянно полна воды.

И в этой воде просто отражалось небо. Поэтому утром вода в камне была бледно-розовая, потом голубая… Потом ярко-синяя… Потом оранжевая… А ночью ультрамариновая в белый горошек…

КОНЕЦ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.